Solvaig (solvaigsamara) wrote,
Solvaig
solvaigsamara

Categories:

Чем станет 21 апреля 2021 года в истории России




Мнение журналиста Андрея Лошака о том, почему сегодня нельзя не быть сторонником Алексея Навального

В моем случае, точнее, наверное, было бы сказать «сторонник освобождения Навального», но это ненужные сейчас детали.
Конечно, я сторонник человека, который совершил первый по-настоящему героический поступок в публичном политическом пространстве за все время существования постсоветской России.
Я сторонник человека, которого государство пытается убить (когда в нулевые Путин мочил нацболов, я был сторонником нацболов и снимал про них сюжеты на НТВ — просто потому, что не люблю, когда мочат мирных людей.
Но, согласитесь, если в лозунге «Да, смерть!» экстремизм еще можно разглядеть, то в лозунге «Путин — вор!» нет ничего, кроме констатации факта).
Я сторонник человека, который борется с коррупцией и искренне хочет, чтобы его обворованные сограждане стали лучше жить. И продолжает верить, что его сограждане достойны этой лучшей жизни, несмотря на то, что чуть ли не половина этих сограждан поддерживает репрессии против него.
Я сторонник человека, который с отчаянной смелостью, но при этом исключительно легальными методами пытается бороться за власть с тем, у кого есть все: безграничная власть, опричнина, суды, услужливые олигархи, миллиарды бюджетных денег, которые он по своей прихоти швыряет туда, куда сочтет нужным.
У него есть все, а у Навального — только мы, 400 тысяч «экстремистов». Ну и сочувствующая заграница, которая все равно ничем помочь не может — и не должна.
Тут я согласен с пропагандистами: это наше внутреннее дело. Пока граждане не осознают важность сменяемости власти и выборных институтов, здесь все равно ничего не изменится.

Мы, сторонники Навального, всего лишь хотим, чтобы наших кандидатов допустили до выборов (предварительно выпустив из тюрем). Наши кандидаты — среди них, кстати, много женщин — хотят на выборах побороться за власть, которая не менялась уже 21 год. Брежнев правил меньше.
В программах и риторике наших кандидатов нет ничего противозаконного или человеконенавистнического. Они вам не нравятся? Ваше право. А наше право — голосовать за тех, за кого мы хотим голосовать, а не за тех, кого согласовал нынешний президент. Где, в каком месте тут можно надуть экстремизм? Вообще-то это называется просто «политика».

Мой главный вопрос не к власти и ее опричнине. С ними все понятно.

Я всегда смотрю, кто из известных деятелей подписывает бесконечные письма в защиту Навального. Чхартишвили, Макаревич, Ахеджакова, Хаматова, Звягинцев… Всего человек 10-15. Молодые звезды тоже не радуют разнообразием — Face, Noize МС, Оксимирон, Саша Бортич, Семен Трескунов и, пожалуй, все.
Это, безусловно, очень уважаемые и важные для русской культуры люди, но где же остальные?
Почему под письмами протеста всегда одни и те же фамилии? Чего вы ждете, мастера культуры? Расстрелов?

На протесты в 2011-2012 годах выходило намного больше людей — в том числе и из культурного истэблишмента. Протестовали тогда против фальсификаций на выборах и возвращения Путина на третий срок. С тех пор Путин наворотил столько, что причины «белоленточных» протестов кажутся детскими.
Вернулся на третий срок. Хаха. Он теперь тут пожизненно сидит, подтеревшись конституцией.
Жить стало лучше? Да как-то не очень. Никто уже ни на что не надеется, многие второе гражданство потихонечку оформляют, детей вывозят, но все равно сидят тихо, ждут чего-то.

Накануне президентских выборов 2018 года у нас был пусть призрачный, но шанс изменить историю.
Впервые в истории России кандидат от несистемной оппозиции сумел развернуть по всей стране сеть штабов и устроить полноценное предвыборное ралли, в котором особенно активно участвовала молодежь (о чем я снял документальный сериал «Возраст несогласия»).
Я абсолютно уверен, что если бы столичная либеральная интеллигенция тогда включилась в эту кампанию, если бы вокруг Навального объединились все люди, недовольные несменяемостью власти, особенно те, кто имеет в обществе голос, мы бы протолкнули его как кандидата, ну или спровоцировали политический кризис, который власти пришлось бы как-то решать.
Но, к сожалению, абсолютное большинство взрослых людей за этой историей наблюдали исключительно со стороны. Более того, когда Кремль выдвинул спойлера в лице Ксении Собчак, то многие мои оппозиционно настроенные знакомые, не моргнув глазом, пошли работать в ее штаб, получая за это от ненавистного режима хорошие деньги. Ксения получила свои заслуженные 1,68% и эфир на Первом канале. Конец истории.

Шансы сплотиться Навальный и его команда давали нам потом и в 2019 году на выборах в Мосгордуму, и совсем недавно — после возвращения Алексея в Россию. Человек добровольно входит в клетку со львами — буквально «нас ради человек и нашего ради спасения» — а его в аэропорту встречает пара тысяч человек.
Думаю, решение сажать его «по хардкору» было принято именно в этот момент.
23-го января в Москве вышли около 40 тысяч человек. Это меньше трети процента от населения столицы — т.е. все те же 400 тысяч в масштабе страны. Да с такой гражданской активностью они в принципе могли бы расстрелять Навального прямо у трапа самолета, ну или расчленить, как это недавно сделали саудиты со своим оппозиционером. Воровская власть уважает только силу. Треть процента — вы шутите что ли?

В этом декабре белоленточным протестам будет десять лет. Уже тогда мы кричали «Путин — вор!» и «Путин, уходи!», отчетливо понимая, что ничего хорошего нас в ближайшие 12 лет с этим человеком не ждет. В следующем году протесты были разгромлены, люди как в норы попрятались в частную жизнь.
Довольно долго протест был мертв, пока Навальному и его команде не удалось вдохнуть в него новую жизнь.

Путин решил уничтожить Навального и его сторонников. В результате ситуация выглядит сейчас так. Не поддерживая Навального или оставаясь в стороне (что сейчас одно и то же), вы не только поддерживаете убийство ни в чем невиновного человека и дискриминацию сотен тысяч человек. Вы поддерживаете статус кво правящего режима. То есть вы поддерживаете коррупцию, несменяемость власти, отсутствие правосудия, обнищание населения, политические убийства, все самые гнусные режимы на планете — от Беларуси до Мьянмы, зарплаты в 150-200 долларов, инфляцию, отток мозгов, инвестиций и капитала, домашнее насилие и гомофобию, закредитованность населения, отрицательную демографию, войну с Украиной, международную изоляцию, реабилитацию сталинизма, террор Рамзана Кадырова, думский бешеный принтер, повсеместную ложь и hate speech пропаганды, милитаризацию, непрерывно растущие бюджеты на внутреннюю полицию, постепенное отключение интернета, цензуру не только в медиа, но уже в культуре и науке и т.д. и т.п.

Что-то из этого уже было десять лет назад, но что-то, безусловно, появилось и укрепилось за последние годы. Политические убийства, война с Украиной, международная изоляция, гомофобия и т.д.

Об этом говорят сейчас все. Мы живем в тоскливой матрице стареющего офицера КГБ, застрявшего навсегда в 20 веке и тянущего туда страну. С идеологическими установками из 1970-х и моральными — из 1990-х.
Я это остро почувствовал на просмотре фильма «Fuck this job», рассказывающего историю телеканала «Дождь». Там есть сцена в начале, когда как раз в 2011 году на канал приходит президент Медведев и воодушевленная Наталья Синдеева ему что-то рассказывает и показывает.
Ей тогда здорово досталось от прогрессивной общественности за подхалимаж перед властью, но сейчас я вдруг увидел Медведева таким, каким тогда видела его Синдеева и многие другие умеренные либералы.
Меня поразило, какой он адекватный и современный человек, как он устремлен в будущее и даже внушает осторожные надежды. Все, как говорится, познается на контрасте.
Это в какую же пропасть безнадеги надо было рухнуть за эти десять лет, чтобы в Медведеве начать видеть перспективного политика!

Моя глубокая уверенность состоит в том, что

До недавнего времени эту возможность нам предоставлял Навальный и ФБК, но, кажется, мы и ее прое…и. Алексея добивают в тюрьме, ФБК на грани разгрома, а 26 апреля организацию признают экстремистской и с большой долей вероятности начнется самая большая со времен маккартизма охота на ведьм.

21 апреля мы выходим на улицу с самой х….й исходной позицией за все эти годы.
Понимаю, что виктимблэйминг — плохой мотиватор, но не могу сдержаться: в том, что мы оказались в этой точке, виноват не только Путин.
Знаете, сколько людей подписано на ежемесячный донат ФБК? 19,7 тысяч человек — с таким уровнем активной поддержки до прекрасной России будущего мое поколение точно не дотянет. А вот в СИЗО эти 19,7 тысяч человек могут оказаться в ближайшее время.
Тем не менее, митинг 21 апреля может стать (и, скорее всего, станет) вполне судьбоносным. Если они опять увидят треть процента, они сделают следующий шаг по этой лесенке вниз — туда, где Путина ждет его доппельгангер Лукашенко, хунта из Мьянмы и прочие клиенты Гаагского трибунала.

Чтобы избежать совсем уж заупокойных настроений, закончу цитатой из последнего слова неутомимого оптимиста Навального — в отличие от меня и Путина, Алексей умеет внушать надежду:
«И это очень важно — просто не бояться людей, которые добиваются правды, а может быть даже как-то их поддержать: прямо, косвенно. Или просто может быть даже не поддержать, а хотя бы не способствовать этой лжи, не способствовать этому вранью, не делать мир хуже вокруг себя.
В этом есть, конечно, небольшой риск, но, во-первых, он небольшой, а во-вторых, как сказал другой выдающийся философ современности по имени Рик Санчез: „Жизнь — это риск. А если ты не рискуешь, значит, ты — просто вялая кучка молекул, собранных беспорядочно и плывущих по течению Вселенной“».

источник

Tags: навальный
Subscribe

Posts from This Journal “навальный” Tag

promo solvaigsamara october 20, 2016 05:00 4
Buy for 20 tokens
" Любая война начинается с желания войны. Когда войны никто не хочет, ее и нет. Сегодня же русские войны захотели. И непростой войны — ядерной. А раз мой народ хочет войны, он будет ее иметь. И именно такую, какую хочет. Конечно — преступление. Но не это важно. А — то,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments