Solvaig (solvaigsamara) wrote,
Solvaig
solvaigsamara

Category:

Кикабидзе о Данелии: Гия снял "Мимино" и для себя, и для вас



Во вторник в Москве простились с режиссером Георгием Данелия, классиком советского и российского кино. Среди тех, кто проводил мэтра лирической комедии в последний путь, не было его ближайшего друга и актера, снявшегося в четырех его фильмах, Вахтанга Кикабидзе, который не ездит и не выступает в России после российско-грузинской войны 2008 года

В беседе с корреспондентами Би-би-си он поделился воспоминаниями о первой встрече с режиссером, их совместной работе, съемках легендарных фильмов и их дружбе, которая длилась почти полвека.

Поехать в Россию я не могу
Гия ушел... Мне как будто правую руку отрезали, очень трудно говорить. Его забыть очень трудно. Очень.

Замечательный писатель, шикарный художник и суперхороший друг. Мы с ним очень близкими друзьями стали лет 45 назад. Он здесь у меня дома бывал много раз, я у них, в Москве…

Мои домочадцы все знали, а я не знал [о смерти Георгия Данелии], и мне они не говорили. У меня проблемы были со здоровьем, там в клинике. Мне позвонили из Москвы, спрашивали, приезжаю ли я на похороны.

Поехать [на похороны] я в любом случае не могу. Во-первых, здоровье, во-вторых, визы. Я бы все равно не пошел просить визу в Россию. Я не езжу в Россию уже десятый год.

И вот так я и узнал [о смерти Данелии]. Всю ночь не спал ни секунды. Кинематограф получил такой удар, качественный, потому что Данелия был режиссер гениальный, мирового класса.

О первой встрече с Данелией и роли в фильме "Не горюй"
То, что я стал актером кино, это все Данелия, моей заслуги там нет. Я так думаю. То, что со мной разговаривают какие-то киты искусства, принимают как своего, это все Данелия. Я на улице вырос. Бог, видно, посмотрел на меня и решил такой подарок преподнести, свести меня с ним.

При первой встрече] я сразу понял, что я ему не нравлюсь, когда меня вызвали в гостиницу "Сакартвело". Был воскресный день, гостиница набита гостями. Я вошел, встретил меня какой-то человек темно-желтого цвета. Оказывается, он болел болезнью Боткина, я этого тогда не знал. Мне не понравилось, что он докурит одну сигарету, сразу за ней прикуривает другую.

Он тогда мне сказал: "Закричите". Воскресенье, десять часов утра в гостинице, люди спят. Я сказал, что не могу, люди спят. Да, говорит, вы правы, и вышел из комнаты. Потом зашел другой человек какой-то, дал мне сценарий и сказал, что они позвонят.

То, что я ему не понравился, я вечером понял, потому что в сценарии этот герой Бенжамен, которого я играю, был толстый, рыжий, пьющий, потеющий человек. Тогда все актеры были подобраны уже, у них был кризис, они должны были запускаться, а главного героя не было, и он в очень плохом настроении был. Потом уже, когда мы сдружились, я понял, что он не любит, когда ему указывают, кого попробовать на роль, он сам должен был решать.

Я тогда в "Орера" работал, мы должны были ехать на гастроли в Турцию, времени у нас было мало… Я утром уходил, вечером поздно приходил домой. Ну день, второй, третий не позвонил, я понял, что я им не нужен. Успокоился, но стало обидно.

На четвертый день он сам позвонил. Это, говорит, Георгий Николаевич, вы не пойдете со мной в гости к моей тете? …Тогда я одну его картину видел "Путь к причалу", ну знал, что такой грузин живет в Москве и снимает довольно приличные фильмы. Я ему говорю, что поздно прихожу и не могу репетицию пропустить. Ничего, говорит, я за вами заеду.

Он молча ехал, со мной не разговаривал. Когда мы вошли, его родственники меня увидели, все бросились меня целовать, меня уже знали по эстраде. Я вижу, что это ему тоже не очень нравится. Когда на второй день он меня взял уже к двоюродному брату, я понял, что это пробы у него, он за мной наблюдает…

Потом я уже сказал: "Георгий Николаевич, может, снимете что-то для пробы, я должен уезжать. Нужен буду или нет - я все пойму". Он назначил съемку перед моим отъездом. Тяжелейшая съемка была - знакомство Бенжамена со своей невестой, которую играла Вертинская. Много актеров было. Я когда Серго Закариадзе увидел, у меня ноги подкосились. Сняли мы эту сцену, я уехал в Стамбул и забыл про них, потому что там концерты шли, огромные залы.

После одного концерта прихожу в гостиницу, а там записка: "Вахтангу Арсеньевичу Кикабидзе. Срочно вы должны прибыть в советское представительство". Я думал, дома что-то произошло, мы побежали туда с несколькими друзьями, а там лежала телеграмма: "Поздравляем артиста Кикабидзе с утверждением на главную роль в фильме "Не горюй".

Через месяц я приезжаю, меня встречает какой-то человек, улыбается так. А я его улыбающимся не видел, он был мрачным все время. Он мне машет рукой, подошел, обнял. Я понял, что это Данелия. Через два дня назначил первую съемку.

"Мимино": вырезанный финал
"Мимино" толпе более понятен был. Во-первых, это никакая не комедия была, там очень много эпизодов вырезано было. Весь фокус был в финале. Его сняли в России, там же сидел дядя с ножницами.

Это трагикомедия, это очень философский фильм. "Мимино" был о том, что человек должен жить на своем месте. У нас есть такой тост у грузин "Да здравствует наше место", имеется в виду - родина. А когда отрезали финал, там много чего пропало для того, чтобы зритель понял, о чем был фильм.

Там была такая эпизодическая роль. Был друг [главного героя] Петр, он в Омало - это альпийская зона, вокруг заснеженные огромные горы, и в середине -зеленая трава. И он всегда подковывал лошадей, это его профессия была, он этим зарабатывал на хлеб. И когда главный герой уезжает в Москву, он его спрашивает: "Ты правда будешь летать за границу?" Тот отвечает: "Поэтому я и еду". Этого нет - из-за того, что финал выпал, этот персонаж вообще исчез.

Петр говорит: "Я тебя прошу, когда будешь возвращаться из Америки, привези мне подковы, чтобы было написано "Made in USA", чтоб, когда лошадь бежала, люди видели это". И он [главный герой] покупал крокодила для армянина-друга, а для него [Петра] подковы. А потом в финале мы помним, что он начинает кричать, стюардеса начинает плакать, и он говорит: "Извини меня, хочешь, я выйду?" Она говорит, что нет, и вот после этого отрезано. А он говорит: "А я хочу". Он уже над домом летит, уже он на Кавказе. И он открывал двери и уходил.

Потом мы опять видим поляну зеленую, неимоверная красота, и Петр опять подковывает лошадей. И он [главный герой] откуда-то съехал… Говорит, я тебе подковы привез, а тот говорит: "Знаешь, мы побратались с Бостоном (уже точно не помню, какой-то огромный), а тут три-четыре домишки. Они нам присылают подковы, а вот гвоздей нет, ты гвоздей не привез?"

"Ну ты же мне не поручал. Но я пойду" - главный герой уходит. Петр начинает хохотать. У тебя, говорит, штаны лопнули, он ведь съехал откуда-то.

"Дурак ты! Слева Казбек, справа Эльбрус, такая красота, а ты мне в задницу уставился и смотришь". Вот это был финал. Это философский был фильм. Такой, чтобы тебя не нагружать. Ты улыбаешься, а потом понимаешь, что это все не смешно, а серьезно.

Уникальный режиссер
Я знаю, что актерская работа очень важна в кино. Но все-таки я всем говорю, что главное - это режиссер. Есть режиссеры, которые делают кино не для зрителей, а для себя. Вот Тарковский был такой. А Гия делал и для себя, и для вас. Он "Мимино" так снял, что все зрители, которые смотрели этот фильм, представляли себя героями этого фильма.

Вы не представляете, как на концертах просят эту песню ["Чито-грито"], и как весь зал поет. Везде и все знают эту песню. А она очень интересно писалась. Гия мне позвонил из Москвы, я прилечу, говорит, завтра, пойдем к [Гие] Канчели, я везу кассету, чтобы он послушал, какая нам песня нужна, и такую написал. Мы пошли - на кассете Рэй Чарльз поет Yesterday. Гия через два дня принес "Чито-грито".

Все четыре фильма, которые я с ним [Данелией] работал, я с заученным текстом не приходил. Так не бывает в кино. Артист должен знать текст наизусть. А мы вместе садились и переписывали всегда все. В этой работе, конечно, какие-то сюжеты менялись. Он обожал импровизировать.

Когда он готовил съемку, он дома все кадры рисовал, сейчас так, к сожалению, режиссеры не работают. До начала съемок ты уже знал весь расклад. Потом он собирал всю группу, и все обсуждали, как должны снять. Все что-то предлагали. Он всегда всех слушал, что-то брал хорошее. Вот такой он был - легчайший человек.

Он был с колосальным юмором. Мы, видно, одинаково смотрели на какие-то вещи в жизни, и это сразу без слов нам стало ясно.

Мы очень часто общались, но когда война началась, я уже в Россию не ездил. Я закрыл эту тему. Он был гражданином России, жил кинематографом. Насколько я знаю, его сюда [в Грузию] никто и не звал снимать фильмы. Я даже сегодня в одном интервью сказал, что я думаю, не все грузины знают, какой грузин у нас жил за пределами Грузии. На него молились, это был уникальный режиссер.

Мы звонили друг другу. Потом уже, когда ему со здоровьем стало очень плохо, он сказал: "Буба, я, наверное, буду уходить. Я же старше тебя, я раньше тебя должен уйти. А когда ты соберешься, через врата зайди Святого Петра, я с правой стороны буду тебя встречать".

Я даже вчера продолжил историю, как будто он сказал: "Когда придешь, я буду там стоять с удочками. И мы пойдем ловить золотых рыбок. Золотые рыбки плавают только в раю. И устроим вечером застолье из этих рыб, приготовим блюда, позовем всех наших друзей, которые раньше нас ушли, и первый тост поднимем за тех, кто остался здесь".

У меня друзей осталось - на пальцах можно пересчитать, уже возраст такой, и очень многие там. Я думаю, что когда нибудь мы вместе сядем там. Человек получил подарок от Бога, что родился, и он должен красиво уходить. А вот Гия мучился, он не должен был так болеть. По-другому должно быть.

источник



Tags: имена, имена.уходы, кино
Subscribe

Posts from This Journal “имена” Tag

promo solvaigsamara october 20, 2016 05:00 2
Buy for 20 tokens
" Любая война начинается с желания войны. Когда войны никто не хочет, ее и нет. Сегодня же русские войны захотели. И непростой войны — ядерной. А раз мой народ хочет войны, он будет ее иметь. И именно такую, какую хочет. Конечно — преступление. Но не это важно. А — то,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments