Solvaig (solvaigsamara) wrote,
Solvaig
solvaigsamara

Categories:

Как в России уничтожают летные школы. Их выпускники вынуждены уезжать за границу



Российский пилот Павел Семченко, закончивший Челябинское летное училище гражданской авиации (ЧЛУГА), уже больше года судится за право получить пилотское удостоверение. После изменения правил с подачи Росавиации, у частных школ забрали лицензии, и теперь несколько пилотов не могут получить свои удостоверения, без которых нельзя работать

Семченко вместе с еще девятью пилотами планирует подавать кассационную жалобу в Мосгорсуд. 14 декабря 2018 года пилот при правовой поддержке Правозащиты «Открытки» обратился с жалобой на Росавиацию в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), где будет добиваться своего права на пилотирование.

«Окончивший училище с отличными результатами, безупречно отлетавший практику и сдавший все необходимые летные проверки и тест в Федеральном агентстве воздушного транспорта (Росавиации), Павел в один момент лишился права выполнять полеты в качестве пилота гражданской авиации. Хотя ни сама Росавиация, ни прокуратура, ни какие-либо другие органы никогда не предъявляли претензий к его подготовке, государство нашло для Павла только один вариант вернуться в профессию — заново потратить годы жизни и миллионы рублей, чтобы отучиться с нуля» — рассказал Алексей Прянишников, координатор Правозащиты «Открытки».

«Я был уверен, что в Российской Федерации главенствует закон. Забегая вперед, скажу, что это неправда»

После окончания вуза Павел Семченко учился летать на небольших самолетах в родном Хабаровске, где получил лицензию частного пилота. Затем Семченко отправился в одно из лучших, как тогда заявляла Росавиация, частных училищ в Челябинске, готовящих коммерческих пилотов. Семченко прошел все практические курсы в училище, которые требуются Росавиацией, включая полет на самолете без инструктора.

«Челябинское летное училище гражданской авиации совместно с Южноуральским государственным университетом при поддержке Росавиации в 2011 году запустило программу, в рамках которой на базе высшего или среднего технического образования готовили пилотов. В 2017 году начались проблемы: в марте мне сообщили, что нас собираются лишать свидетельств пилота. Я тогда подумал, что так не может быть, у нас же была лицензия, сертификат — у нас всё было честно с точки зрения законодательства. Я был уверен, что в Российской Федерации главенствует закон. Забегая вперед, скажу, что это неправда», — рассказывает Семченко.

Семченко должен был заключить контракт с одной из крупнейших российских авиакомпаний для работы на Боинге 737, однако все изменилось 27 июля 2017 года, когда Росавиация выпустила приказ об аннулировании пилотских свидетельств выпускников ЧЛУГА. Претензии касались не диплома Семченко и других пилотов — по мнению Росавиации, программа, по которой учился Семченко, не была включена в сертификат.

Фото: Павел Семченко/Вконтакте

«Меня лишили свидетельства пилота, якобы потому что у авиационного учебного центра программа, которую утвердила Росавиация, не была внесена в сертификат учебного центра. Но есть деталь: когда я учился, действовали старые авиационные правила. Росавиация в силу глупости чиновников не подозревала, что столкнется с людьми с активной гражданской позицией, поэтому это все превратилось в серьезный шум, который продолжается уже больше года».

По закону Росавиация не имеет права лишать пилотских удостоверений: такого решения можно добиться только через суд, чего не было сделано. Вместо этого, когда Семченко и другие пилоты писали письма в Росавиацию, им отвечали, чтобы они подавали в суд на свои учебные заведения и переучивались с нуля в государственных училищах.

После этого Семченко решил позвонить в управление летной эксплуатации — напрямую его начальнику Максиму Костылеву, когда стали появляться слухи, что челябинских пилотов могут лишить свидетельств. Костылев его тогда уверил, что училище не имело права его готовить и сказал, что есть и другие основания лишить свидетельства: якобы медицинские. Когда же официально стало известно, что пилоты документов не получат, Семченко вновь позвонил туда: разговор уже проходил на повышенных тонах.

После этого Семченко уехал за границу, а пока он находится там, руководство Росавиации решило подать заявление на пилота в прокуратуру: «На меня заявляют в прокуратуру, что я звонил с угрозами применения насилия. Меня нашел полицейский аэропорта Кольцово, он сообщил во „ВКонтакте“, что на меня написали заявление. Росавиация тогда, не предупредив, записала наш разговор. Полицейский сказал, что не надо больше досаждать Росавиации».

Коллективный иск пилотов рассматривался в Бабушкинском районном суде Москвы в сентябре 2017 года с жалобой на решение Росавиации. Однако судья счел, что в дипломах указана не та программа, по которой пилоты учились на самом деле. При этом запись в дипломе была полностью идентична названию программы.

По мнению Росавиации, диплом «очень новый». Фото: Павел Семченко, facebook

После этого Семченко решил подать иск в Московский городской суд. В это время он решил обратиться в училище и получить дубликат диплома, где было бы точно отражено название программы. Он надеялся, что так претензии Росавиации будут устранены. Когда же пилот отправил документы в ведомство, там ему сказали, что ему все равно не выдадут пилотское свидетельство, так как на момент получения этого документа ЧЛУГА не имело права готовить специалистов по этой программе.

«Они прислали скан в отказе, потому что диплом выдала организация, у которой нет сертификата. На момент выдачи дубликата, у училища действительно закончился сертификат. Это равносильно тому, если потеряешь свидетельство».

Новые основания для отказа

Фото: Павел Семченко/Вконтакте

После этого Семченко решил подать иск в суд в Екатеринбурге, где на тот момент проживал. Однако Орджоникидзевский районный суд Екатеринбурга также отказала удовлетворить иск пилота, на этот раз сославшись на то, что училище было переименовано. Однако это основание не было даже указано ответчиком (Росавиацией), а судья не имеет права искать новые причины.

Семченко отметил это нарушение уже в новой апелляции, поданной в Свердловский областной суд, однако и там ему отказали в удовлетворении иска. Заседание Верховного суда в ноябре 2018 года также не обратило внимания на явное нарушение судебного процесса и согласилась с решением низшей инстанции о том, что он может получить пилотское свидетельство.

Судьба коллективного иска от десяти пилотов, рассматриваемого в Бабушкинском районном суде в 2017 году, также была для истцов печальной. После рассмотрения дела Мосгорсудом, в нем нашли нарушения и снова вернули в Бабушкинский суд. В сентябре 2018 года районный суд снова отказал пилотам по тому же основанию: училище не имело права готовить пилотов.

«Вопрос в деньгах»

Семченко считает, что вопрос с закрытием частных летных училищ имеет под собой финансовое обоснование: «Наша подготовка в Челябинске стоила примерно два миллиона рублей, даже меньше. Подготовка в государственных училищах — минимум три миллиона двести тысяч в средне-специальном учреждении. А в высших — 5−6 миллионов рублей. Все эти училища подведомственны Росавиации. В Челябинске — организация частная. Госучилищу двух миллионов не хватало, при этом качество обучения в государственных училищах и налёт были хуже».

Проблема с сертификатами касается только частных школ, никаких нарушений у государственных училищ в прокуратуре не нашли: «Челябинскому училищу запретили готовить пилотов с мотивировкой, что программы подготовки пилотов должны были вноситься в июне 2016 года, а я закончил в феврале 2016 года. То есть до того, как они приняли новые официальные федеральные правила. Что самое забавное, с июня 2016 года по лето 2017 ни у одного госучилища, подведомственного Росавиации, не было этих сертификатов. Написали письма в прокуратуру, следственные органы о том, у кого не было сертификатов. Как минимум год готовили без сертификатов. Подготовка тогда у них тоже была незаконной. Генпрокуратура отписалась, что у них все нормально».

Павел Семченко. Фото: личная страница Вконтакте

Проблема с закрытием летных училищ отразится и на подготовке специалистов в России, ведь таких школ сейчас очень мало: «Всего в России на самолет готовят два вуза и три средне-специальных, подведомственные Росавиации, которая осваивает все бюджетные ассигнования. На вертолеты учит только одно учреждение в Омске. Еще есть филиалы. В Чехии сорок летных школ готовят коммерческих пилотов, в Сербии — пять школ. В Соединенных Штатах — 600 школ, и все частные. А в России целых семь».

Что будет дальше?

И Семченко, и другие пилоты сейчас готовятся подавать кассационную жалобу в Московский городской суд, а затем в Верховный. Они не питают надежд на то, что их иск удовлетворят. Семченко теперь готовить подавать жалобу на решение Росавиации в Страсбург: «Сейчас готовится кассация. Я не питаю никаких иллюзий: Верховный суд, и уж тем более Мосгорсуд нам откажет. Но пройдет несколько лет, и все эти люди понесут ответственность. Они при жизни понесут наказание. Мы будем разбираться в ЕСПЧ, я планирую с Российской Федерации взыскать ущерб в размере 100 тысяч евро. Я планирую впоследствии эти деньги взыскать с чиновников, виновных в этой ситуации, и отдать в бюджет Российской Федерации. Пусть они продают свои дома, машины, зарубежную недвижимость, купленную за ворованные деньги».

Пока в Москве идут судебные разбирательства по делу Семченко, Росавиация не хочет отдавать ему пилотское свидетельство, Семченко не может найти работу по специальности. Поэтому летом 2018 года он уехал за рубеж: «С июня я, а с июля и вся моя семья, выехали из России и находимся в Израиле. Судя по всему, с Российской Федерацией нам сотрудничать не придется. У меня есть пилотское удостоверение другого государства. В дальнейшем планирую ехать в Соединенные Штаты и там доучиваться. Я не верю в то, что у меня не смогут и потом в России отнять свидетельство».

Источник



Tags: путинизм, развал
Subscribe

Posts from This Journal “путинизм” Tag

promo solvaigsamara october 20, 2016 05:00 2
Buy for 20 tokens
" Любая война начинается с желания войны. Когда войны никто не хочет, ее и нет. Сегодня же русские войны захотели. И непростой войны — ядерной. А раз мой народ хочет войны, он будет ее иметь. И именно такую, какую хочет. Конечно — преступление. Но не это важно. А — то,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments