Solvaig (solvaigsamara) wrote,
Solvaig
solvaigsamara

Category:

ДОКТОРАМ ПРИГОТОВИТЬСЯ К ПОСАДКАМ!




Медицина под надзором. Ольга Романова о новом отделении СК по расследованию дел врачей

Елена Ивановна была кардиохирургом. Работала в крупном столичном кардиохирургическом центре, известном на весь мир. Однажды в этом центре оперировали десятилетнюю девочку с редким пороком сердца. Девочка была сиротой, из неблагополучной семьи, воспитывала ее бабушка, попали они в этот центр по квоте, и случай был очень интересный с точки зрения науки и практической медицины. Прооперировал девочку знаменитый кардиохирург лично. Лечащим врачом стала орденоносная профессорша. А Елена Ивановна была дежурным врачом в тот день, когда сердце у девочки остановилось — сразу после операции.

Так могло случиться.

И это случилось.

Бабушка прокляла врачей и написала заявление в Следственный комитет. Было возбуждено уголовное дело по факту смерти ребенка, и Елену Ивановну обвинили в причинении смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей (ст. 109 УК РФ).

Почему ее?

Да кого же еще?

Все остальные — орденоносцы, члены Общероссийского народного фронта и доверенные лица.

Елене Ивановне дали два года колонии. Тут мы все и познакомились, доктор Лена пришла в «Русь Сидящую». Да как-то и осталась с нами навсегда: где-то мы помогли, где-то она себе, где-то адвокаты, но все вместе получилось не так болезненно, как могло бы быть. Лена вернулась на работу в тот же центр, ее по-тихому взяли назад. Да, на диссертации пришлось поставить крест, на звездной карьере тоже, но Лена работает.

И многие из нас через нее прошли. Когда моему близкому родственнику понадобилась операция на сердце, я сама отвела его к Лене. Мысль добиться приема у знаменитого хирурга мне не пришла — зачем? У него очень давно есть имя, он в президиумах заседает больше, чем работает в клинике, а нам не шашечки, нам ехать. А Лену мы давно все знаем, проверенный кадр.

Фото Sputnik/Scanpix/LETA

Фото Sputnik/Scanpix/LETA

А вы бы доверили своего близкого судимому доктору? Судимому за врачебную ошибку?

Конечно, нет. И правильно сделали бы. Надо же разбираться, действительно он виноват или нет, а вот следствие и суд вроде бы уже разобрались. Да и шансы попасть к судимому доктору у вас примерно такие же, как и у него вообще устроиться на работу — они стремятся к нулю. Наша Елена Ивановна — исключение, не правило. Хороших врачей не так, чтобы завались.

А будет еще меньше. Несколько дней назад, 26 ноября, глава Следственного комитета Александр Бастрыкин подписал приказ о внесении изменений в штаты центрального аппарата СК РФ и следственных органов СК РФ. В центре внимания Следственного комитета — медицина.

Докторам приготовиться!

В центральном аппарате СК создается отдел по расследованию ятрогенных преступлений. В штате — начальник и восемь следователей по особо важным делам.

Отделения центрального аппарата по расследованию преступлений врачей создаются в Санкт-Петербурге (там этим будут заниматься три следователя по особо важным делам), Нижнем Новгороде (тоже трое), Екатеринбурге (трое), Новосибирске (трое) и Хабаровске (двое). Всего центральный аппарат СК РФ бросает на борьбу с врачами 28 следователей. При этом расследования дел врачей обычными следователями каких-нибудь следственных отделов никто не отменял.

28 следователей по особо важным делам и их начальники должны — просто обязаны — расследовать дела врачей. И не по одному в год.

Если отделы и отделения создаются, значит, это кому-нибудь нужно. Значит, будут сажать.

Фото Sputnik/Scanpix/LETA

Фото Sputnik/Scanpix/LETA

Зачем?

Ну, во-первых, это канализация народного гнева. Кто-то должен быть виноват в том, что нет лекарств, нет обезболивания, нет бесплатной медицины. Врачи — самая подходящая мишень.

Лекарств нет не потому, что выделенные на них деньги украли, сами сделать не можем, а за границей закупать патриотизм с Крымом не позволяют, да и денег жалко — а потому, что лекарства не дают врачи.

Во-вторых, сажать же кого-то надо, а то частный бизнес уже весь повыкосили, от коррупционеров толку немного (расследовать тяжело, еще тяжелее получить одобрение на расследование), а следователь тоже человек, он с хануриками и нарколыгами каждый день с утра до ночи, а душа просит интеллигентного общения, врачи как раз подходяще.

В-третьих, больные бывают склонны умирать, так что ж им теперь — даром умирать? Пусть умирают с пользой для премиальных и статистики СК. Пусть в каждой смерти кто-то очень конкретный будет виноват.

Это удобно. Как это делается, нам недавно показали на примере дела врача-гематолога Елены Мисюриной — если забыли детали, сходите по ссылке, не пожалеете. И эта история, кажется, еще не закончилась. Сколько лет жизни отняли у доктора? Зачем? За что? Скольких пациентов она не приняла, сколько диагнозов не поставила.

Фото Sputnik/Scanpix/LETA

Елена Мисюрина. Фото Sputnik/Scanpix/LETA

А что делать с плохими докторами?

Учить. Выгонять. Да, привлекать за причинение вреда здоровью, то есть за равнодушие. В конце концов, отрезал пациенту не ту ногу — это изначально равнодушие. Отсутствие эмпатии, что докторам обычно не свойственно. Хотя — теоретически — это и судьям не должно быть свойственно, и следователям.

Но неравнодушные у нас почему-то особо не выживают.

Источник

***





Tags: медицина
Subscribe

Posts from This Journal “медицина” Tag

promo solvaigsamara октябрь 20, 2016 05:00 2
Buy for 20 tokens
" Любая война начинается с желания войны. Когда войны никто не хочет, ее и нет. Сегодня же русские войны захотели. И непростой войны — ядерной. А раз мой народ хочет войны, он будет ее иметь. И именно такую, какую хочет. Конечно — преступление. Но не это важно. А — то,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments