?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry




Разразится ли новый глобальный экономический кризис и каковы будут его последствия

10 октября 2008 года деловой мир планеты подсчитывал потери самой тяжелой за послевоенный период биржевой недели. США пережили невиданный обвал фондовых индексов. Мировым пожаром разгорался глобальный финансово-экономический кризис, начавшийся годом ранее с ипотечного кризиса в Америке. Аналитики говорили о наступлении новой Великой депрессии.

Спустя десять лет эксцентричный миллиардер Джордж Сорос вновь стращает «крупным финансовым кризисом». Но не только он. С тревожными прогнозами выступают такие гуру, как Пол Кругман и Марк Мобиус, а также Bank of America и Всемирный банк. Международный валютно-финансовый комитет, совещательный орган совета управляющих МВФ, тоже признает, что «следует готовиться к более трудным временам». По каким причинам и когда они наступят?

Мировая экономика: в ожидании спада

В 2016 году, впервые после 2010-го, начался синхронный рост мировых экономик. Рост семи крупнейших из них — США, Китая, Германии, Японии, Франции, Великобритании и Индии — составил от 1,5 до 7%. Росли и десятки других, передовых и развивающихся, экономик. Эксперты полагают, что укрепление мировой экономики продлится еще пару лет. Согласно официальным прогнозам МВФ, в 2018 и 2019 годах рост составит 3,9%. США будут показывать примерно по 3% роста, Китай по 6,5%, рекордные показатели приписываются Индии: порядка 7,5%.

Негатив заключается в том, что только по итогам прошлого года правительства ввели более 640 протекционистских мер — почти вдвое больше, чем в 2010-м (более 140 мер, на 60% больше, чем годом ранее, ввели Соединенные Штаты). Закрытие границ для товаров и инвестиций, безусловно, отягчает положение мировой экономики в целом.

Photo by M. B. M. on Unsplash

Ожидается, что в складывающейся ситуации большинство центробанков выберут курс на повышение ставок и сворачивание денежного стимулирования. Как следствие — снижение деловой активности, спад на фондовых рынках, подрыв потребительской уверенности и возможностей.

«Когда наступит спад (а он наступит), он, скорее всего, будет более резким», — констатировали на Всемирном экономическом форуме в Давосе в начале этого года.

США: денег становится меньше

Фондовые индексы США растут почти без остановки с 2008 года, а первый же год президентства Дональда Трампа принес фондовому рынку Америки 50-процентный прирост, экономика увеличилась на 2,5%, уровень безработицы достиг минимума за последние 17 лет (4%), было создано 2,4 миллиона рабочих мест. Однако то, что преподносится американским президентом как успех, в действительности может обернуться проблемами.

Дело в том, что оживление американской экономики поддерживается сокращением налогов и кредитами, а это та же модель перегрева экономики, которая привела к краху 2008 года. Расходы и долги американских потребителей уже превысили уровни предкризисного 2007 года, объемы фондового рынка раздулись практически вдвое.

Пока американская экономика на подъеме, однако экономисты предрекают почти неизбежный спад или даже обвалПока американская экономика на подъеме, однако экономисты предрекают почти неизбежный спад или даже обвалJerry Mennenga/ZUMAPRESS.com

Тревожный звонок прозвенел в начале февраля, когда с интервалом в несколько дней просели сначала американские биржи (падение оказалось наиболее значительным с 2011 года), а затем и мировые. За сутки богатейшие люди мира потеряли 114 миллиардов долларов, а потери американских домохозяйств составили 1,5-2 триллиона долларов.

На этом фоне Федеральная резервная система трижды в течение года поднимала ключевую ставку (с последним повышением в конце сентября она находится на максимальном с кризисного 2008 года уровне), не исключено, что в декабре произойдет четвертое увеличение. Экономисты напоминают, что именно с повышения ставки началась самая затяжная и изматывающая в истории США Великая депрессия 1929-33 годов.

Вот и сейчас, указывают они, денег в американской экономике становится меньше, и они дорожают. Вместе с тем в США растет и в ближайшие годы продолжит расти бюджетный дефицит. В совокупности эти факторы могут привести к падению стоимости американских акций и активов населения, сокращению рабочих мест и зарплат, желание и готовность брать кредиты и тратить деньги у американцев заметно поубавятся. А именно расходы населения на 70% обеспечивают рост американского ВВП. Замедлится американская экономика, крупнейшая на планете, вслед за ней — и мировая.

Китай: пузыри, которые могут лопнуть

Китай также продолжает обеспечивать рост экономики заемными средствами. Больше половины кредитов направляется на рынок недвижимости — он дает, соответственно, около половины роста ВВП (по прогнозам, 6,7% в этом году). Но если «пузырь» на китайском рынке недвижимости, а также аналогичные «пузыри» на рынках ценных бумаг и гособлигаций лопнут, мало не покажется никому. Китай — вторая (а по некоторым параметрам уже и первая) экономика мира, и если она просядет, первым делом пострадают поставщики сырья, прежде всего — энергоносителей. Среди них, конечно, Россия.

Китай продолжает поддерживать рост экономики заемными средствамиКитай продолжает поддерживать рост экономики заемными средствамиLu Boan/Xinhua

О перегреве китайской экономики, о ее возможном замедлении говорит тот факт, что в январе–сентябре фондовый индекс Шанхайской биржи обвалился на четверть, в основном пострадали китайские промышленные и высокотехнологичные компании. Инвестиции в инфраструктуру снижаются, китайским компаниям все тяжелее извлекать прибыль, китайские потребители тратят все неохотнее и меньше.

Торговые войны: главная угроза

Приход в Белый дом Дональда Трампа резко изменил экономическую политику США. От стимулирования открытой мировой торговли Соединенные Штаты перешли к реиндустриализации и, как у нас говорят, импортозамещению — к возвращению рабочих мест из Мексики и стран Юго-Восточной Азии (этому способствует роботизация, ведущая к удешевлению производств и увеличению производительности), к значительному увеличению капиталовложений в инфраструктуру страны.

Естественным ограничением политики Трампа выступает то обстоятельство, что в структуре ВВП США доля обрабатывающей промышленности — меньше 12%, а около 80% — за сферой услуг. Поэтому Трамп прибегает к мерам, дающим наиболее быстрый эффект, — таким как заградительные ввозные пошлины, квоты.

Протекционизм Дональда Трампа проявил себя в первый же день президентства нынешнего главы Белого дома: он подписал указ о выходе США из Транс-Тихоокеанского партнерства — торгового соглашения США с еще 11 странами. Затем последовали выход Соединенных Штатов из Парижского климатического соглашения и из ядерной сделки с Ираном, наезды на европейских и японских автомобилестроителей, увеличение вдвое пошлин на алюминий и сталь из Турции, перезаключение на новых, выгодных США условиях, торгового договора с Канадой и Мексикой. В общем, досталось всем — и закадычным недругам, и традиционным союзникам.

Ну, а самым напряженным процессом года в мировой экономике остается торговая война Америки и Китая.

Торговая война США и Китая - главное явление, влияющее на мировую экономикуТорговая война США и Китая — главное явление, влияющее на мировую экономикуChristian Ohde/imago stock& people

По мнению Трампа, Пекин грешен тем, что ворует американские технологии, оказывает нечестную поддержку своим экспортерам — с помощью искусственного занижения курса юаня и субсидиями из госбюджета, не допускает американские банки на свой финансовый рынок. В результате внешнеторговый дефицит США в торговле с Китаем достиг 375 миллиардов долларов. Требование Трампа — сократить разрыв до 200 миллиардов долларов к 2020 году.

В середине марта президент США ввел пошлины на импорт стали (25%), алюминия (10%), стиральных машин и солнечных панелей (кстати, от пошлин на металлы больше пострадали Канада и Мексика, основные поставщики этого сырья в Америку, в ответ они применили аналогичные меры к американским товарам). Затем Белый дом опубликовал список из более чем 1300 китайских высокотехнологичных и промышленных товаров — от компьютеров до автомобилей, — подлежащих обложению 25-процентной пошлиной. Цена вопроса — 50 миллиардов долларов: таков объем соответствующего импорта из Китая. Буквально через несколько часов Пекин «выкатил» Вашингтону ответный список на ту же сумму, в перечне — продукция агропрома, автопрома, машиностроения.

Весенняя попытка сторон примириться провалилась. Более того, в сентябре Трамп ввел дополнительные пошлины ценой 200 миллиардов долларов. Си Цзиньпин, судя по всему, отступать не собирается: Пекин ответил собственной порцией пошлин и отказом от импорта американской нефти и газа. Таким образом, дело идет к тотальной торговой войне, когда США и Китай обложат пошлинами все встречные товарные потоки и прервут взаимное деловое сотрудничество. (Наблюдатели полагают, что следующий шаг Вашингтона — обвинения в кибератаках и во вмешательстве в выборы, введение политических санкций, аналогичных тем, что действуют против России и Ирана).

Мало того, что пошлины ведут к удорожанию производства (например в автопроме, в строительной индустрии) и товаров. Теоретически возможна такая картина: Китай в отместку выбрасывает на рынок американские долговые обязательства, коих накопил больше всех в мире — почти на 1,2 триллиона долларов. Тогда доходность американских облигаций и, значит, долговые обязательства США вырастут, а глобальный спрос на доллары будет подорван. Федеральная резервная система США будет вынуждена резко поднять ключевую ставку, что опять же приведет к охлаждению американской экономики и оттоку средств с развивающихся рынков. В начале года Пекин, в последнее время активно наращивающий запасы золота, намекнул на готовность остановить покупку американских облигаций, этого было достаточно, чтобы опустить их рынок и спрос на доллар.

Еще один способ подорвать лидерские позиции США — девальвировать юань или перевести из долларов в юани расчеты за экспорт нефти (Китай — крупнейший мировой экспортер углеводородов). В марте, после 25-летней подготовки, Китай наконец запустил нефтяные фьючерсы в юанях. Дальнейшая дедолларизация и расширение использования юаня также приведут к снижению спроса на доллары и американские государственные облигации.

Замечательно то, что к внешнеторговому дефициту США (а это первопричина американо-китайской торговой войны) приводит не агрессивность Китая или других экспортеров, а сама природа доллара как основной резервной валюты, ведь ради поддержания мировой гегемонии доллара, его экспансии Америка вынуждена больше покупать, чем продавать. То есть, чтобы «свести дебет с кредитом», Соединенные Штаты должны бы перестать навязывать доллар в качестве основной расчетной единицы в международной торговле. Но именно на таком долларе базируется мощь американской империи.

Евросоюз: торможение экономики на фоне внутренних проблем

В Старом Свете сгущаются тучи над Германией. Во-первых, по ней бьют трамповские пошлины на сталь и алюминий: ФРГ — единственная в Европе, кто входит в десятку крупнейших поставщиков этих металлов в США. Во-вторых, Трамп грозит на четверть-треть поднять импортные пошлины на немецкие автомобили, а также требует увеличить затраты Германии и других европейцев на содержание НАТО, склоняет покупать не российский, а американский газ (хотя он на 20% дороже нашего). Евросоюз, фактически возглавляемый Германией, пообещал ответить пошлинами в размере 3-4 миллиардов долларов. К каким негативным последствиям ведет торговая война, мы видим на примере отношений США и Китая. В-третьих, Германия и Евросоюз пострадают в случае ослабления китайской экономики. За последние 10 лет Китай вложил в Европу около 320 миллиардов долларов: приобретал компании, аэропорты, порты, электростанции, недвижимость, футбольные клубы. Торможение роста китайской экономики, естественно, сократит инвестиционный поток из Поднебесной.

Трамп склоняет Германию покупать дорогой американский, а не дешевый российский газТрамп склоняет Германию покупать дорогой американский, а не дешевый российский газBernd von Jutrczenka/dpa/Global Look Press

Положение Германии омрачается и внутренними проблемами ЕС. ФРГ — первая экономика Европы, крупнейший экспортер, имеющий достаточно ресурсов, чтобы диктовать свою волю остальным странам — членам ЕС. Дело не только в миграционной политике ФРГ, которая подняла против германского канцлера Ангелы Меркель половину Европы. Например, чешские работники Volkswagen возмущены тем, что получают втрое меньше, чем их немецкие коллеги. Чехи убеждены, что немцы обязаны им своим высоким уровнем жизни.

Европейские визионеры не исключают, что недовольство германским доминированием и эгоизмом приведет к расколу, уходу из ЕС Австрии и Венгрии, Италии и Греции. (Кажется фантастикой, но до 2016 года такой же фантастикой выглядел выход из Евросоюза Великобритании). Тогда евро настигнет сильная девальвация, а Европу — долговой и финансовый кризис. По эффекту домино он распространится на всю планету.  

Развивающиеся рынки: зона турбулентности

В явно уязвимом положении, причем на протяжении десятилетий, находится Аргентина. К традиционным проблемам (отсталая, монополизированная экономика, сильное влияние государства, острая нехватка инвестиций, разбухший государственный долг и т. д.) прибавилось бегство капиталов с аргентинской биржи из-за повышения доходности американских гособлигаций. Результат — двукратная девальвация национальной валюты, песо, в течение года, инфляция выше 25%, самая высокая в мире учетная ставка — 60% (!), истощение резервных фондов, рост цен. Чтобы погасить старые долги, Аргентина влезает в новые, еще более неподъемные из-за девальвации песо. И выхода не видно. При этом Аргентина — одна из крупнейших экономик Южной Америки, и ее дефолт, наподобие тех, что разразились там в начале 2000-х, может потянуть вниз всю Южную Америку, а с ней — развивающиеся рынки мира, полагают некоторые специалисты.

Кроме Аргентины, «слабыми звеньями» мировой экономики называют Турцию (пережившую в этом году атаки Трампа, сильную, более чем в полтора раза, девальвацию лиры, резкое повышение учетной ставки и банковских процентов), а также Бразилию, Мексику, ЮАР. Стоит пошатнуться такому гиганту, как, например, Китай, — и капиталы побегут из этих стран, обрушая фондовые рынки и национальные валюты, распространяя панику, дефолты и кризис на половину земного шара.

Кризис и война?

Гипотетически мировую экономическую конъюнктуру способны ухудшить и другие факторы. Выход Соединенных Штатов из ядерной сделки с Ираном и развал нефтедобычи в Венесуэле создают предпосылки для возникновения дефицита нефти и, соответственно, для дальнейшего роста нефтяных цен, что, конечно, затормозит рост мировой экономики (впрочем, Саудовская Аравия, Россия и сланцевики тех же США обещают оперативно нарастить нефтедобычу и дефицита не допустить).

Эксперты не исключают, что торговое противостояние США и Китая перерастет в военное. Наиболее вероятная арена для столкновений — Южно-Китайское море, в котором Китай намывает искусственные острова и  активно строит военную инфраструктуру, чем приводит в замешательство соседей — от Японии до Вьетнама. Задача Пекина в Южно-Китайском море — защитить стабильность поставок энергоносителей через Малаккский пролив. Еще одна потенциальная горячая точка — Ормузский пролив, через который ближневосточная нефть устремляется на внешние рынки. В случае эскалации противостояния Ирана с США и Саудовской Аравией до состояния войны Ормузский пролив и, следовательно, поставки нефти могут быть заблокированы, что также взвинтит нефтяные цены.  

Потенциальная точка начала новой войны - Южно-Китайское море
Потенциальная точка начала новой войны — Южно-Китайское мореZha Chunming/Xinhua

И это еще не самая мрачная картина. «Мир вошел в фазу отлива глобализации. Она чревата не только протекционизмом и торговыми, но и „горячими“ войнами. Угроза мировой войны — реальна. Плохо, что мы перестали бояться мировых войн, считая, что они ушли в историю. Не ушли. Никакой гарантии сдерживания от применения ядерного оружия нет», — подчеркнул декан экономического факультета МГУ Александр Аузан, выступая недавно в Ельцин Центре.

В ряду угроз мировой экономике называют и обвал криптовалют, и хакерские атаки на государственные и корпоративные сети.

Что касается сроков грядущего мирового кризиса, то аналитики дают нам не больше 2-3 лет более-менее спокойной жизни и предвещают начало нового циклического спада в 2020-21 годах. Примета приближающихся испытаний — не прекращающийся в течение нескольких лет рост основных фондовых индексов и доходности государственных облигаций. Следующий этап — обвал. В американском финансовом холдинге JP Morgan предполагают, что акции развивающихся экономик подешевеют практически наполовину, их валюты — почти на 15%, американские акции — на 20%, а энергоресурсы — на 35%.

Хотя, конечно, есть и оптимисты, которые говорят, что Сорос специально сеет панику, чтобы, как всегда, обогатиться на биржевых спекуляциях. Что американская экономика уверенно растет и причин для краха фондовых рынков и банковского сектора нет, а февральский срыв — всего лишь «выпуск пара», накопившейся избыточной энергии. Что США и Китай обязательно договорятся, так как крепко-накрепко повязаны товарооборотом, взаимными инвестициями и производственными связями. Что перед мировой экономикой открываются новые потребительские рынки в Азии и Африке, поэтому кризису перепроизводства, перегреву не бывать.

Кого слушать и с кем быть — с пессимистами или оптимистами, — «каждый выбирает по себе». А рекомендации, как вести себя в качестве инвесторов, вы почерпнете здесь, здесь и здесь.



Posts from This Journal by “мировая политика” Tag

promo solvaigsamara октябрь 20, 2016 05:00 Leave a comment
Buy for 20 tokens
" Любая война начинается с желания войны. Когда войны никто не хочет, ее и нет. Сегодня же русские войны захотели. И непростой войны — ядерной. А раз мой народ хочет войны, он будет ее иметь. И именно такую, какую хочет. Конечно — преступление. Но не это важно. А — то,…

Latest Month

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com