Solvaig (solvaigsamara) wrote,
Solvaig
solvaigsamara

Category:

Кто главнее Путина. Заметки о настоящей власти




Существует устойчивое мнение, будто Владимир Путин — единоличный властитель России. Будто слова «Путин» и «власть» — синонимы, будто Путин и есть власть. Уже и не совсем человек даже, а единственный функционирующий институт внутри политической системы в государстве, в котором все прочие институты — либо фиктивные, либо декоративные. В поддержку такого мнения легко приводить аргументы. Имеются у этого мнения серьезные основания

Существует также мнение, будто Владимир Путин — воплощение вселенского зла. Будто слова «Путин» и «зло» — синонимы, будто Путин и есть зло. Такие взгляды особенно популярны в некоторых сопредельных государствах, и, откровенно говоря, тамошних жителей не то чтобы сложно понять. Но и в отечестве, в кругах оппозиционных, есть люди, которые это мнение разделяют.

Но нет, он вам не демон, он — обычный спецслужбист, дослужившийся до средних чинов, и выбранный сильными мира сего на роль зицпредседателя в силу собственной серости. Или не совсем обычный. Например, потому, что те «сильные» — давно уже не сильные, они примерно через полгода после первых его выборов сообразили, насколько основательно просчитались. Сообразили, но поздно. Самый сильный из тех сильных — в Лондоне, на кладбище Бруквуд, и, в общем, до конца непонятно, как он все-таки умер. Остальные сидят себе тихо, и про былое величие на публике предпочитают не вспоминать. Или, например, потому, что этот обычный спецслужбист выжил среди людей — в основном, коллег по корпорации — со взглядами вполне людоедскими, держит их в узде, дирижирует ими так, будто это — не ветераны бесчеловечной спецслужбы, а школьный хор из нарядных мальчиков.

От чекистов у него — стойкая уверенность в том, будто мир — это такая банка с пауками, где все норовят друг друга съесть, и каждый каждому постоянно врет. Собственно, так он себе и представляет международную политику, так ее и строит. А внутреннюю сводит к набору фикций, оставаясь единственным функционирующим институтом внутри политической системы, как где-то выше уже сказано.

Но он точно не хочет никаких масштабных и массовых зверств. Хотел бы — устроил бы. Нет, он хочет греться в лучах всенародной любви (ну и что, что постановочной, все ведь друг другу врут, так уж принято, это с его точки зрения и есть политика), принимать парады, проводить чемпионаты с олимпиадами, отпускать скабрезные шутки и беседовать о смысле жизни с восторженными юношами в центре «Сириус». Или с мудрыми, но тоже восторженными старцами на заседаниях Валдайского клуба. Или — на равных — с президентом заокеанской сверхдержавы. Он бы, кстати, и с европейскими лидерами так же беседовал, но те капризные, избегать почему-то начали. Им же хуже, такого собеседника теряют.

Для нормального функционирования политической системы, в которой он — единственный человек и (пароход, зачеркнуто) институт, а все остальное — постамент для прижизненного памятника величайшему сыну отечества, ему нужно, конечно, чтобы в парламенте вместо реальных политических партий были фальшивые, нужно давить независимые СМИ, нужно последовательно отнимать у граждан права, нужно граждан запугивать тюрьмой за любое покушение на политическую активность. И регулярно обирать, разумеется, потому что парады с олимпиадами, не говоря про войны, требуют денег.

Ну, это все не добро, конечно, но и не вселенское зло. Все это по-человечески понятно, и нет тут никаких бездн, никакого особенного демонизма.

А есть еще вещи, которые ему совершенно точно не нужны. Тюрьмы как средство устрашения нужны, а пытки в тюрьмах — нет. Не потому, что людишек жалко (хотя, может, и жалко, кто ж знает, он ведь и сентиментальность временами проявляет, и вообще родине добра хочет, просто понимает это добро несколько, ээээ, специфически). А потому, что в этом уже чувствуется некоторая избыточность. Опять же, недобитые СМИ печатают оскорбительные статьи, в ООН задают обидные вопросы, эти, капризные, из Европы, носы воротят.

И уж совершенно точно ему не нужны регулярные убийства в отделениях полиции. Там, как правило, пытают и убивают случайных людей, которые ему не враги, в политику не лезут, протестовать не пытаются. Их вообще незачем убивать, его система от этого не получает никакой выгоды. А их убивают.

Их убивают регулярно, их пытают с энтузиазмом. Иногда палачей наказывают, они попадают в СИЗО или под домашний арест, получают условные сроки, получают реальные сроки. Но это никак не меняет ситуацию — приходят другие такие же, и продолжают убивать и пытать. Непонятно зачем, во вред не только живым людям, Бог бы с ними, с людьми, но и его государству, решая свои мелкие проблемы или просто из любви к искусству.

И он — единственный политик, воплощенная власть — ничего с этим поделать не может. И получается, что он, может, и власть. Но не последняя, не главная, и уж точно не единственная. Эти, которые пытают и убивают, — главнее.

Источник




Tags: власть, власть.персоны, путин
Subscribe

Posts from This Journal “путин” Tag

promo solvaigsamara october 20, 2016 05:00 2
Buy for 20 tokens
" Любая война начинается с желания войны. Когда войны никто не хочет, ее и нет. Сегодня же русские войны захотели. И непростой войны — ядерной. А раз мой народ хочет войны, он будет ее иметь. И именно такую, какую хочет. Конечно — преступление. Но не это важно. А — то,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments