Solvaig (solvaigsamara) wrote,
Solvaig
solvaigsamara

Почему Россия — (пока) не Армения




Страх, цинизм и имперский синдром мешают большинству россиян взять свою судьбу в свои руки, считает Константин Эггерт. Но рано или поздно они поймут: те, кому "больше всех надо", — их главная надежда

На вопрос "Почему Украина - не Россия?" в свое время ответил экс-президент Леонид Кучма. После событий последних дней пришло время отвечать на вопрос "Почему Россия - не Армения?"

Поколение Навального и поколение Пашиняна

Вопрос не праздный. Как жителю России, так и стороннему наблюдателю абсолютно очевидно: сегодня в стране совершенно невозможна такая оппозиция, такая солидарность гражданского общества, такая готовность действовать и одновременно такое поведение власть предержащих, как в Армении. В России, казалось бы, тоже выросло первое постсоветское "поколение Навального". Ему тоже не нравится застой "а ля Путин". Но ничего подобного армянской оппозиционной волне в российских условиях никто не ожидает, по крайней мере в ближайшее время.

В отличие от Армении, Россия - государство многонациональное и многоконфессиональное. Гигантскую 145-миллионную Россию очень трудно соединить идеей гражданской солидарности. Дело не только в том, что для мурманчанина житель дагестанского аула Кубачи - почти иностранец, а многие в Якутске не смогут ответить, является ли большинство осетин мусульманами или православными.

Проблема глубже: с точки зрения семьи шофера из Челябинска, московский студент-хипстер или дизайнер из Санкт-Петербурга, разъезжающий на BMW X1, - тоже почти иностранцы, хотя и говорят они на общем русском языке. Москвичей и питерцев возмущает блокировка Telegram, псковитян интересует приграничная торговля с Латвией, а обитателей Владивостока беспокоит, как далеко зайдет китайская экспансия в Азии. В общем, россияне, в отличие от армян, слишком разные, живут на слишком большой территории.

Обама и Трамп - главные мемы России

Современную Россию объединяют, на мой взгляд, русский язык, телевидение с его особой моделью массовой культуры и идеологии, плюс ностальгия по имперскому статусу страны. Язык служит универсальным средством общения, но не более того. Помимо телевизионной, другой общей культуры в России сегодня нет, несмотря на вроде бы стандартизированную школьную программу. Она распадается на городскую и сельскую, дробится на национальные, конфессиональные, социальные и классовые составляющие. Говорят, что интеллигенция и народ, как и перед 1917 годом, живут в разных мирах и говорят на разных языках. Мне кажется, сегодня все еще сложнее, чем при поздних Романовых.

С другими объединяющими факторами все проще: телевидение (как и другие СМИ плюс значительную часть Рунета) контролирует Кремль - он же главный заказчик бесконечной пьесы про обиженную Россию, встающую с колен. Армянам, в сущности, безразлично, что про их страну скажет метафорический Обама. Для россиян это едва ли не вопрос номер один. Мем "Обама - чмо" мог появиться, а теперь смениться на "Трамп - чмо" только в России. Имперский синдром воспроизводится не только среди тех, кто помнит СССР, но и среди части двадцатилетних, причем далеко не только в депрессивной глубинке.

Идея мести за поруганное величие государства очень привлекательна. Она поднимает человека над унылой повседневностью, оправдывает его бессилие перед чиновниками, силовиками и бандитами, делает обычного гражданина причастным к чему-то великому. Для большинства россиян наклеить на машину стикер "Можем повторить" и обсудить за жаркой шашлыка (приготовлением капуччино, походом на концерт Касты или на каток - нужное подчеркнуть) "зверства бандеровцев" и "тупость" американцев намного проще, чем выйти на митинг против точечной застройки или объединиться в борьбе с произволом мэра или губернатора.

Идти против власти в России, с ее трагической историей, страшно. Власть это знает и охотно выписывает гражданам лекарство в виде грез о победе над Америкой, "Гейропой" и "хохлами". На этом фоне жители Волоколамска, требующие закрытия мусорных свалок, или москвичи, запускающие бумажные самолетики в поддержку Telegram, обречены оказаться в глазах большинства в ненавидимой категории тех, кому "больше всех надо". А если учесть то, что волоколамцы выступают фактически против москвичей, чей мусор вывозят в их город, то ситуация становится еще проще для властей.

Достаточно намекнуть людям в провинции, что их проблемы решат, если они, в свою очередь, не станут эти проблемы "политизировать" и присоединяться к "зажравшейся столице", - и ситуация для власти немедленно улучшается. Единство, с точки зрения Кремля, возможно и желательно только в любви к начальству и в ненависти к его, начальства, врагам. Страх и сознательное раскалывание и без того раздробленного общества - по-прежнему эффективные средства управления Россией.

Что будет, когда рухнут фасады?

Наконец, есть и еще одно отличие российской ситуации от происходящего в Армении. В отличие от Государственной думы, Национальное собрание в Ереване оставалось парламентом все годы правления карабахского клана. В нем всегда присутствовала пусть и ослабленная, но реальная оппозиция. Достаточно вспомнить, что местный аналог "Единой России" - Республиканская партия - правила в коалиции с двумя мелкими партиями. Они теперь отказали республиканцам в поддержке. Я не идеализирую ситуацию в Армении.

Конечно, и там в политической жизни существуют вождизм, коррупция, закулисные сделки. Но это именно политическая жизнь, а не фарс, режиссируемый администрацией президента с участием четырехсот пятидесяти статистов. Все эти годы армянское общество, в отличие от российского, видело на телеэкранах реальные дискуссии, настоящую борьбу идей и лидеров. Это общество не успело стать настолько циничным и разочаровавшимся в демократии, как российское.

Русское "фасадное государство", в котором единственными настоящими действующими лицами являются Кремль и спецслужбы, сегодня выглядит монолитным и неуязвимым. Однако у таких режимов есть одна большая проблема - они рушатся в одночасье от какого-нибудь пустяка. Это происходит тогда, когда груз скрываемых за декорациями проблем становится невыносимым и для системы, и для подавляемого ей общества.

В результате всеобщее согласие и кажущаяся покорность могут обернуться растерянностью и хаосом. И именно тогда единственной опорой общества и государственности оказываются именно те, кому "больше всех надо". Главный урок армянских событий для граждан России именно в этом - чем больше таких людей, тем лучше для страны.


Константин Эггерт




Tags: арт, общество, полит.сатира, рисунки, страны
Subscribe

Posts from This Journal “общество” Tag

promo solvaigsamara october 20, 2016 05:00 2
Buy for 20 tokens
" Любая война начинается с желания войны. Когда войны никто не хочет, ее и нет. Сегодня же русские войны захотели. И непростой войны — ядерной. А раз мой народ хочет войны, он будет ее иметь. И именно такую, какую хочет. Конечно — преступление. Но не это важно. А — то,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments