Solvaig (solvaigsamara) wrote,
Solvaig
solvaigsamara

Признание Надера спецпрокурору Мюллеру



Спецпрокурор США Роберт Мюллер утверждает, что обладает доказательствами попыток команды Дональда Трампа наладить канал связи с Кремлем. Об этом 8 марта сообщила TheWashingtonPost

Речь идет о секретной встрече основателя американской частной военной компании Blackwater Эрика Принса и главы Российского фонда прямых инвестиций Кирилла Дмитриева, которая прошла на Сейшельских островах за неделю до инаугурации Трампа. По мнению Мюллера, ее целью было налаживание контакта между приходящей к власти в Вашингтоне администрации и Москвой.

Еще летом прошлого года эта история стала предметом расследования комиссии конгресса. Сам Принс, представ перед ней,  организацию «канала связи» отрицал, а встречу квалифицировал как случайную. Однако, по сведениям газеты, версия базируется на показаниях партнера по бизнесу Принса – некоего Джорджа Надира, утверждающего, что он лично был ее организатором.

Естественно, возникает вопрос, что это за персоны такие – Принс и Дмитриев? И прежде всего, насколько они приближены к первым лицам США и России, чтоб быть уполномоченными на столь деликатные поручения.

Любитель приключений

Начнем с Эрика Принса. Ему 48 лет. Вырос в богатой семье: его отец раскрутил бизнес по производству автомобильных кузовов (Prince Machine Corporation), оставив сыну бизнес, который был продан за 1,3 млрд. долларов. Однако, с юности наследник такого состояния демонстрировал совсем иные интересы. Сразу после колледжа он окунулся в политику: стажировался в Белом Доме при Джордже Буше, затем работал с сенатором из Калифорнии-бывшим спичрайтером Рейгана Деном Рохрабахером. Потом неожиданно поступил в школу офицеров, стал «морским котиком». В составе 8-го отряда участвовал в военных миссиях на Гаити, Ближнем Востоке и Балканах. Службу бросил в 1995 в связи с кончиной отца, чтоб перенять семейный бизнес.

Однако, с ним он возился недолго и вскоре продал. Вырученные деньги он инвестировал в весьма необычный бизнес – в частную военную компанию. Началась она со школы для подготовки специальных операций Blackwater Worldwide. Для этой цели Принс предварительно купил 6 000 акров земли в районе Великого Глубокого болота Северной Каролины. Впоследствии такое решение он мотивировал тем, что не мог спокойно наблюдать за тем, что творилось в Руанде. Как бы то ни было, но он весьма удачно попал в струю. Дело в том, что в середине 90-х Министерство обороны США по инициативе Дика Чейни развернуло компанию по сокращению военных расходов. По его плану вся армейская логистика и функции, не имеющие отношения к непосредственному ведению боевых действий, должны были быть переданы частным фирмам. В том числе – тренировочные базы. Так что его центр подготовки, оснащенный самым современным оборудованием, был востребован. И стал зарабатывать на правительственных заказах. Их объем с 1997 по 2010 составил около 2 миллиарда доллара США. Кроме того, со временем появились и иностранные заказчки. В частности, в лице Объединенных арабских эмиратов, которые попросили прислать наемников для обеспечения внутренней безопасности. А в прошлом году Принс  получил предложение от правительства Китая для организации охраны Шелкового пути. На базе Blackwater шла подготовка полицейских штатов Вирджиния и Северная Каролина, около тысячи ее выпускников охраняли посольства США по всему миру. Около 10 тыс. выпускников центра в разных формах приняли участие и в войне в Ираке, где потери составили около 780 чел.

О его личных контактах с Трампом известно немного. Принс поддержал Трампа на выборах, пожертовав 250 тыс. долларов, много раз посещал офисы его команды. Ходят даже слухи, что в 2017 Принс перебросил свои войска из ОАЭ для того, чтобы создать личную гвардию Трампа.

Эталон успеха

Теперь о Кирилле Дмитриеве. Он 1975-го года рождения, и своим 43-м годам сделал блистательную карьеру. Начал он ее на Западе, закончив с отличием Стэнфордский университет и Гарвардскую школу бизнеса, и стартовав в одной из самых могущественных и престижных колыбелей бизнеса – в знаменитом инвестиционном банке GoldmanSachs (Нью-Йорк), а также в консалтинговой компании McKinsey & Company в Лос-Анджелесе, Москве и Праге. С таким багажом в начале нулевых он вернулся на родину, где тут же занял высокие позиции в финансовом мире по линии инвестирования: сначала в фонде DeltaPrivateEquity(2002-2007 ), затем – в качестве президента IconPrivateEquity с объёмом более 1 млрд долларов при председателе Госдумы (2007—2011) и, наконец, возглавил в 2011-м Российский фонд прямых инвестиций. Уже к своему тридцатилетию он становится председателем Российской ассоциации прямого и венчурного инвестирования.

Трудно перечислить регалии, которые навесила на него столь бурная деятельность. Дмитриев входит в советы директоров крупнейших российских компаний, таких, как «Ростелеком», «Газпромбанк», «Мать и Дитя», «Российские железные дороги», Транснефть, Алроса, вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей, член Попечительского совета МГУ и Мариинского театра. К своему тридцатипятилетию Дмитриев попадает в список Молодых глобальных лидеров ВЭФ в Давосе, а через год становится первым россиянином в рейтинге «100 самых влиятельных профессионалов индустрии прямых инвестиций за последнее десятилетие» журнала PrivateEquityInternational.

К этому времени финансист замечен на самом олимпе власти. Путин назначает его одним из пяти членов Делового Совета БРИКС, а также одним из трех членов делового консультативного совета АТЭС.

Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) относится к числу самых крупнейших и влиятельных. За шесть лет своего существования его инвестиции превысили триллион рублей, только в 2017-м – более 250 млрд. В этом статусе он не единожды лично встречался и с Медведевым, и с Путиным. Дмитриев стал первой скрипкой в поддержке Кремля на восточном направлении. РФПИ носится с проектами инвестиций на Дальнем Востоке, в Китае, Японии и Корее. На его средства построен большой завод пиломатериалов в Амурске для экспорта их в КНР, реконструирован владивостокский аэропорт, строится мост через Амур, развивается Наталкинское золоторудное месторождение, созданы российско-японский фонд с капиталом в 1 млрд долларов, а также российско-корейский.

Резюме

Могли ли два этих человека быть уполномоченными в организации «канала связи» между Путиным и Трампом? По идее – почему бы нет. С другой стороны, вопрос риторический. Ибо сам этот факт стал инцидентом, проблемой в контексте двух линий отношений – американского истеблишмента к Трампу, в частности, и российско-американских отношений в целом. Именно потому, что они накалены, он квалифицируется как ЧП и привлек к себе столько внимания. В противном случае, на попытку установить неофициальный контакт между президентами никто бы не обратил внимания. Подумаешь, что в этом такого.

Владимир Скрипов

Tags: трамп
Subscribe
promo solvaigsamara october 20, 2016 05:00 2
Buy for 20 tokens
" Любая война начинается с желания войны. Когда войны никто не хочет, ее и нет. Сегодня же русские войны захотели. И непростой войны — ядерной. А раз мой народ хочет войны, он будет ее иметь. И именно такую, какую хочет. Конечно — преступление. Но не это важно. А — то,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments