Solvaig (solvaigsamara) wrote,
Solvaig
solvaigsamara

Categories:

Союз нерушимый республик голодных




Евразийский банк развития (далее — ЕАБР) к грядущему Санкт-Петербургскому экономическому форуму выпустил 80-страничный доклад, озаглавленный «Евразийская экономическая интеграция 2017» (хотя документ и повествует, преимущественно оперируя цифрами прошлого года — по понятной причине). Согласно пресс-релизу, Центр интеграционных исследований ЕАБР планирует выпускать подобный материал ежегодно. Частично разобрать текст доклада уже успели на РБК, не откажем себе в таком удовольствии и мы

Синопсис работы представлен в первых строчках — приветствии от председателя правления банка. Господин Панкин хвастается новыми тенденциями во внешней торговле Союза, тактично умалчивая, что внешние связи с интеграцией членов соотносятся примерно никак. Да и тенденции, честно говоря, едва ли порадуют: торговля поворачивается на восток. Г-н Панкин констатирует сокращение доли ЕС на 2,3% и рост доли АТЭС на 1,8% во внешнеторговом обороте. Такому повороту во многом способствуют сами административные структуры ЕврАзЭС, стремящиеся к заключению соглашений о свободной торговле исключительно с азиатскими странами. На этом поприще даже удалось достичь некоторых успехов, упростив условия для Вьетнама. В целом же даже такая отдаленная от интеграции сфера, как внешняя торговля, показывает негативную динамику. Как отмечают в докладе, падение внешторга составило 12% за год. С оборотом внутренней торговли дела обстоят лучше, но и там отмечается негативный тренд — падение на 6,7%. Справедливости ради отметим, что в прошлом году объем вообще упал сразу на четверть. Тем не менее эксперты ЕАИБ демонстрируют позитивный настрой и обещают в будущем единый рынок углеводородов, транспорта, общую денежную политику и госзакупки для ЕврАзЭС. Ориентиры, в принципе, расставлены правильно: более 80% товаров, действительно перемещающихся внутри Союза, и есть минеральные и топливно-энергетические продукты. При этом доля несырьевого оборота в общем снижается с 2011 года.

Помимо неудачи в стандартных показателях, эксперты ЕАИБ говорят также о провале некоторых идей начала проекта. Речь о так называемой конкуренции юрисдикций. Предполагалось, что предприятия внутри ЕврАзЭС станут мигрировать, подобно людям, в поисках лучших условий. Этим самым бизнес бы стимулировал государство улучшать административные и налоговые механизмы. Ожидания связывали с разницей в налоговой нагрузке в странах-членах. Этого не произошло. Дело в том, что налоговая нагрузка (сюрприз!) — не единственный фактор, влияющий на деятельность бизнеса. Стоит открыть банальный Doing Business за 2016 год, чтобы увидеть — позиции РФ, Казахстана, Белоруссии и Армении в рейтинге идут одна за другой, а различие не превышает одного процентного пункта. Кроме официальных международных рейтингов мы, как счастливые граждане СНГ, можем прибегнуть и к, условно говоря, реалистичному анализу. Во-первых, чаще всего бизнес привязан к местности и потому нет смысла говорить о переезде. Во-вторых, в РФ и прочих странах существует ряд неформальных договоренностей, которые на новом месте придется решать (точнее — порешать) заново. В-третьих, нет никакого доверия к законам РФ, но еще меньше — к международным соглашениям вроде Таможенного кодекса, который любой уважаемый партнер РФ может в любой момент послать куда подальше при малейшем политическом кризисе. Наконец, переезжать часто банально некому. Доля государства в экономике во всех странах Союза варьируется от 60 до 80%, и здесь о какой-либо конкуренции говорить не приходится — ФГУП в Казахстан не переведешь (хотя не исключено, что они могут попробовать). Миграция внутри ЕврАзЭС — только для физлиц.

Другой важной проблемой остается приоритетная для банка область — объем прямых иностранных инвестиций между странами-членами сокращается с 2012 года, то есть фактически со времени основания Таможенного союза. Учитывая, что 72% всех накопленных ПИИ в ЕврАзЭС приходится на 25 крупнейших российских госкомпаний, очевидно, что говорить о каком-то влиянии интеграции на отрасль не приходится. Важнейший фактор наличия/отсутствия инвестиций внутри Союза — политическая ситуация и душевное настроение чиновников в Кремле, по совместительству сидящих в советах директоров тех самых крупнейших предприятий. Не сильно помогает и сам ЕАИБ, председатель правления которого хвастается в начале доклада о том, что 50% проектов банка — с интеграционным эффектом. Кроме того, плохо повлияла на размер ПИИ и девальвация национальных валют, в первую очередь — рубля. Пока у курса последнего остается привязка к нефтяным ценам, говорить о стабильном росте взаимных инвестиций не приходится.

Почему все это происходит? Почему даже на первом, стартовом этапе объединяющие процессы не дают ни взрывного, ни хотя бы какого-то положительного эффекта? Ответ дает сама история. Многим это кажется неочевидным, но вообще-то интеграционные процессы на постсоветском пространстве (особенно со Средней Азией) НЕ нужны. У РФ и Белоруссии с остальными участниками ЕврАзЭС совершенно разные уровни качества жизни, инфраструктуры, образования. Похожая пропасть — и во всех остальных отраслях. Поэтому любые интеграционные процессы будут идти с ущербом для более развитых стран региона (привет, это мы, русские). Здоровая конкуренция вкупе с национальной политической волей уже давно бы установила контроль российского капитала на всем пространстве СНГ и без таких клоунских и не имеющих под собой оснований образований (даже тут не постарались придумать), как ЕврАзЭС. В нынешнем же случае структура занимается тем, что намеренно создает равные условия там, где у русского бизнесмена было бы преимущество, и делает все, чтобы у трудящегося киргиза всегда имелся бесплатный доступ к ОМС России. Аргумент «уступим тут, зато наши корпорации скупят все их страны» крайне неубедителен, потому что а) без политической воли можно скупать сколько угодно, а сальдо все равно будет не в нашу пользу (см. Чечня) б) крайне нерационально вкладывать деньги в другие страны, когда у тебя тут экономический кризис натурально разбомбил не только Воронеж, но и вообще всю деловую активность.

Денег нет, но вы платите

Благими намерениями выстлана дорога известно куда. Возможно, именно этим высказыванием руководствуются в правительстве РФ ежедневно, но в случае с реструктуризацией ипотеки принцип все-таки сыграл против чиновников. В России действует федеральная организация под названием «Агентство по ипотечному жилищному кредитованию» (далее — АИЖК). Агентство, помимо создания всяких волшебных финансовых фокусов вроде ипотечных ценных бумаг (заслуживает отдельной статьи), занимается реальной помощью заемщикам в сложных финансовых условиях. Отдельным категориям граждан предоставляется помощь от государства — выплата до 20% размера долга, но не более 600 тысяч рублей. Спасибо за такую щедрость надо сказать вот этому постановлению правительства, действующему с весны 2015 года по 31 мая 2017-го. Изначально на помощь могли рассчитывать только ипотечники с двумя и более детьми и ветераны боевых действий. Спрос на льготу оставался низким, и в конце 2015-го список несчастных расширили гражданами с одним ребенком (дитю может быть до 24 лет). Тем не менее всплеск интереса к программе произошел только после продления во второй раз — до 31 мая 2017 года. Случился весьма обычный эффект отложенного спроса, но у нас, как это заведено, никто не был готов. sputnikipogrom.com



Tags: хроники "стабильности"
Subscribe
promo solvaigsamara october 20, 2016 05:00 4
Buy for 20 tokens
" Любая война начинается с желания войны. Когда войны никто не хочет, ее и нет. Сегодня же русские войны захотели. И непростой войны — ядерной. А раз мой народ хочет войны, он будет ее иметь. И именно такую, какую хочет. Конечно — преступление. Но не это важно. А — то,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments