Solvaig (solvaigsamara) wrote,
Solvaig
solvaigsamara

Categories:

Деньги, доступ и снова деньги




Как работают и на чем зарабатывают российские политтехнологи

В России проблемы с конкурентными выборами и публичной политикой, однако в стране по-прежнему существует целый класс политтехнологов и политконсультантов. Это тысячи людей, которые придумывают стратегии, разрабатывают кампании, мониторят и анализируют — и в конечном итоге во многом определяют то, как государство думает о себе и презентует себя гражданам. В силу особенностей политической жизни последних лет российские политтехнологии сейчас в основном связаны с «Единой Россией» и внутриполитическим блоком администрации президента, который в разные годы курировали Владислав Сурков, Вячеслав Володин и Сергей Кириенко. Специально для «Медузы» Таисия Бекбулатова («Коммерсант») поговорила с двумя десятками ведущих российских политтехнологов и разобралась, в чем заключается их работа, сколько она стоит и каковы ее результаты.

В 1999 году в хакасском городе Саяногорске выбирали мэра. Молодой бизнесмен Олег Дерипаска пытался поставить вместо недружественного ему главы города своего человека. Перед днем голосования Саяногорск оказался втянут в странную игру — избирателям предлагали участвовать в розыгрыше призов: чтобы выиграть, нужно было угадать результаты выборов. По телевизору ежедневно показывали рейтинги кандидатов; горожане ставили на лидера — а потом голосовали за того, на кого сделали ставку. С большим отрывом победил кандидат Дерипаски Петр Овчинников — именно он был лидером рейтингов, которые крутили по телевизору. К реальности отношения они не имели.

Это — «лохотрон Смирнова». Его изобретатель, политтехнолог Вячеслав Смирнов, скромно называет его «примитивной технологией, построенной на алчности»: «Люди смотрели ролики, которые я записывал еще до того, как они заполнили билетики, и видели, что наш кандидат вырывается вперед. Штабом руководил лично Дерипаска — сидел с тетрадкой за пять копеек и стержнем и постоянно писал там что-то».





Дебаты между претендентами на пост губернатора Красноярского края Валерием Зубовым (слева) и Александром Лебедем (справа). Красноярск, 13 мая 1998 года

Фото: Виталий Иванов / ТАСС




Такими технологиями зарабатывали себе известность представители новой для России специальности, которая появилась на рубеже 1980-х и 1990-х, когда в стране начали проводить конкурентные выборы. Профессия политтехнолога зарождалась рядом с деньгами — крупными корпорациями, которым нужно было ставить в регионы своих губернаторов и мэров. У финансово-промышленных групп были свои интересы в регионах, и от руководства города или региона зависело решение важных для них вопросов. «Профессия [политтехнолога] такая пограничная — между социологом и рейдером, — объясняет Смирнов. — С одной стороны, здесь есть определенная методика, наука. А с другой — в нее никто не идет работать без денег, потому что ты тратишь полгода жизни где-то в регионе, выбирая какого-то губернатора или мэра».

В этой сфере начали крутиться большие деньги — зачастую за один пост для своего человека боролись две-три компании с сопоставимыми ресурсами. При них и стали появляться первые команды технологов: спонсоры предпочитали не давать деньги кандидату напрямую, так как неизвестно, куда он их потратит, а направлять на место своих людей, которые и распределяли предвыборный бюджет. Впрочем, такие команды тоже себя не обижали. «Финансово-промышленная группа говорит кандидату: мы тебе даем десять миллионов, но не тебе в руки, а приедет „Пупкин и компания“ и будет вести кампанию, твоим мы не доверяем. Потом вызывают Пупкина и говорят — вот вам пять миллионов, а кандидату говорите, что [вам дали] десять. Те себе еще два миллиона оставляли», — рассказывает политтехнолог и бывший кандидат в президенты Андрей Богданов, которого считают изобретателем многих избирательных технологий.

«В 1990-е технологи приезжали [в регионы] с чемоданом [денег], поэтому кого посылала корпорация, тот и был главным, — говорит Богданов. — Я слушаю людей на заседании штаба, а подо мной стоит чемоданчик. И я решаю, кому дать денег, а кому нет».

Довольно быстро слово «политтехнологии» стало ассоциироваться с «черным пиаром». Российские выборы были специфическими и сильно отличались от выборов в западных странах, поэтому переводных наработок европейских и американских коллег не хватало — и российские технологи начали творить. Так появлялись однофамильцы на выборах, фейковые объявления в газетах, дискредитирующие противников, и многое другое. Технологии, опробованной в одном регионе, тут же находили применение в других; многие из них используются до сих пор. «Сегодня на выборах это ноу-хау, а завтра это повторяет вся Россия», — вспоминает Смирнов.

«Это Богданов придумал [выдвигать однофамильцев на выборах], — утверждает Смирнов. — Потом ему голову за это пробили на выборах в Мосгордуму — за то, что он просто заявил, что выдвинет однофамильца против одного нашего знакомого. Тот на всякий случай послал двух мужиков с арматурами». В СМИ упоминалось, что во время избирательной кампании 1997 года неизвестные напали на Богданова; сам политтехнолог подтвердил слова Смирнова. С угрозами технологи сталкиваются до сих пор: один из них в шутку отмечает, что «полевик, которого ни разу в багажнике не вывозили в лес, — это не полевик».

Результатом «черных» инноваций стало то, что под политтехнологиями начали понимать прежде всего красочные приемы — вроде того, который те же Богданов со Смирновым применили в 1998 году на выборах главы Красноярского края. За пост боролись Александр Лебедь и Валерий Зубов. В поддержку одного выступал Ален Делон, за другого — Алла Пугачева. Победить должен был Лебедь, однако спонсоры кампании категорически не желали, чтобы генерал победил в первом туре, опасаясь, что он станет недоговороспособным, — и одновременно финансировали кампании за и против него.





Ален Делон и Александр Лебедь в Красноярске, 20 апреля 1998 года

Фото: Виталий Иванов / ТАСС




Апофеозом кампаний стал «Марш бомжей». «Мы наняли бомжей, дали им в руки крышки от кастрюль, поварешки, надели на грудь билборды с головой Лебедя и слоганами типа „Лебедь — наш экзистенциальный выбор“, — рассказывает Смирнов. — Все телеканалы ждали, чтобы снять это на центральной площади». Одновременно в городе появились «люди из штаба Лебедя», которые ходили по дворам и спрашивали, сколько там свиней и кур, — якобы разрабатывая проект отдельного налога на подсобное хозяйство; сюжеты о них показывали по телевизору. Лебедь, как и планировалось, победил только во втором туре.

«Креативные» технологии обычно очень нравятся политикам — но не всегда работают. «Допустим, кандидат богатый, и тогда он просит выпустить против соперника сразу пять однофамильцев. Ему объясняешь, что это не сильно поможет, а он все равно — „пусть нервничает, хочу подлость сделать“», — объясняет Смирнов. То же касается и более топорных способов вроде подкупа избирателей: «Наш избиратель готов голосовать за деньги. Он говорит — вот ты поди в наш подъезд дверь металлическую поставь, тогда мы с тобой будем разговаривать. Это поголовно во многих регионах. Пенсионеры говорят — вот мне Пупкин принес продуктовый набор, я за него. Но наши пенсионеры же умные, они через какое-то время начинают брать наборы со всех и не приходить на выборы».

Технологи, которые успели поработать в 1990-х, сейчас вспоминают то время как недостижимый золотой век: деньги лились рекой, выборов было много, заказчиков тоже. Закончилась эпоха резко. «Где-то после ареста Ходорковского финансирование выборов от крупных корпораций прекратилось, им просто запретили это делать, — вспоминает Смирнов. — Сейчас своих губернаторов уже не поставишь, теперь власть решает, кого назначить. Конечно, иногда корпорации заставляют скидываться, но затраты на кампанию уменьшились раз в пять-десять — раньше они сами хотели [тратить деньги], а сейчас это обязанность». В итоге «системными» пришлось стать не только самим политикам, но и работающим на них технологам — для которых залогом успеха теперь во многом являются, по словам участников рынка, налаженные отношения с партией власти и администрацией президента.

Банные политтехнологи

«Сейчас правила игры таковы: ищите заказы внутри „Единой России“. Остальные партии нужны для декорации, это просто ошметки. У них свои доморощенные технологи», — говорит Богданов. «Самый большой работодатель — это, конечно, власть. Больше 90% нормальных заказов исходит от нее», — подтверждает Владимир Перевозчиков. Собеседник «Медузы» в «Единой России» говорит, что руководители кампаний на партийных выборах почти всегда спускаются сверху. Впрочем, это не означает, что существует единый центр принятия решений: «Чудище обло, стозевно и лаяй. Есть много групп, которые могут влиять на выбор [технолога]», — добавляет он.

Довольно часто выборами занимаются технологи, работающие в структуре самой партии — в управлении региональной и технологической работы центрального исполкома «Единой России», которое возглавляет Андрей Парфенов. Коллеги по цеху отзываются о нем как о сильном профессионале, хотя в целом «банных политтехнологов» (ЦИК находится в Банном переулке, хотя сейчас переезжает) недолюбливают — за протекционизм. В партии не отрицают, что стараются согласовывать руководителей кампаний на местах, но объясняют это благими побуждениями — иначе контракты могут достаться непрофессионалам, ошибки которых потом придется исправлять. «Есть стандартная процедура. Кабинет Парфенова, приезжает человек с портфельчиком, они разговаривают по душам. Резюме в этом деле вторично», — рассказывает технолог, работавший с «Единой Россией».





Предвыборный плакат «Единой России» в Петербурге, 29 ноября 2011 года

Фото: Александр Лисафин / Интерпресс / ТАСС




С системной оппозицией технологи работают мало, да и не сильно рвутся: денег мало, шансов на победу еще меньше. «Наняли они технолога — но денег на газету не дали, на телевидение не дали, на поле не дали. А где инструменты?» — сетует Перевозчиков. К тому же в парламентских партиях, как правило, есть свои специалисты (хотя их уровень многие называют невысоким), и людей со стороны они привлекают гораздо реже, чем власть. «ЛДПР вообще технологи не нужны, — отмечает один из самых опытных технологов в стране Евгений Малкин. — Жириновский сам себе технолог».

«Главная проблема [системной] оппозиции — что они не особо хотят побеждать. На большее претендовать опасно, и они не хотят обижать противника слишком сильно, их все устраивает, — продолжает Малкин. — А мы не можем придумывать кампанию вполсилы». Другой технолог, который сотрудничал с КПРФ, подтверждает, что в партии боятся переборщить с критикой власти — поэтому строить для нее эффективную кампанию тяжело. Бедой демократических партий Малкин называет «неэффективный и расфокусированный месседж»: «Пошли бы с лозунгом „Долой Путина!“ — взяли бы 6%».

«У нас на самом деле общество очень протестное, оно видит все, что происходит, понимает, просто терпит, — добавляет Перевозчиков. — Почти на любой территории в России за несколько месяцев можно раскачать протест». Политтехнолог Аббас Галлямов вспоминает, что на одной из кампаний в 50% квартир «сразу посылали после слов „Здрасьте, мы из „Единой России““». Но ресурсов на успешную протестную кампанию оппозиции хватает редко — людей, у которых есть и деньги на перебивание админресурса, и желание бороться, по словам политконсультанта Валентина Бианки, «около нуля». Обычно противоборство власти с оппозицией выглядит так, будто, по выражению Перевозчикова, «танк давит лягушку».

«Великие люди» и полевики

«Выбирали мы депутата в заксобрание. Он сказал, что не может ездить по региону — дела у него в Москве. Но у него был друг, очень на него похожий. В общем, мы его взяли, возили по территории и говорили избирателям: это ваш кандидат. А потом нашли ему на этой территории бабушку, дали ей денег и сказали — бабуль, это твой внучок. Так он у нас стал местным», — рассказывает об одной из кампаний Владимир Перевозчиков.

Часть политтехнологов занимается именно постоянным сопровождением кандидатов в регионе. Раньше на место могла вылетать полноценная команда до 120 человек, которая и формировала штаб. Но эти времена прошли — сейчас бюджет кампании редко позволяет привлекать настолько большие команды со стороны. «В каждом регионе выросли свои медийщики, полевики в штате партии, свои технологи», — объясняет политконсультант Дмитрий Гусев. Появился формат, когда на место вылетают два-три опытных технолога, которые обучают местных.

Среди политтехнологов можно отдельно выделить политических консультантов — они, как правило, сами не ведут кампании на местах. К ним относятся наиболее известные участники рынка. «Если взять топ-20 [политтехнологов России], в нем, кроме Парфенова, никто не является политтехнологом как ремесленником, который умеет все делать руками — то есть приезжает, выстраивает четкую стратегию, концепцию, организует мобилизацию, может самостоятельно провести фокус-группы и социологию, — утверждает собеседник в „Единой России“. — Все эти люди в той или иной мере распределители заказов. Они ездят, торгуют лицом. Потом приезжают на какое-нибудь совещание в АП и рассказывают: я вот только что из такой-то области, грязь на сапогах не обсохла. А в это время в регионе сидит команда — и рулит там другой человек».

Политтехнолог Андрей Колядин, в прошлом сам возглавлявший департамент региональной политики в управлении внутренней политики АП, тоже заявляет: наверху рейтинга — «великие политтехнологи, которые не провели ни одних выборов». В рейтинг входят 20 политтехнологов от ветеранов профессии вроде Игоря Бунина до партийцев вроде Сергея Обухова, работающего с КПРФ.





Андрей Колядин на пресс-конференции, посвященной презентации рейтинга от экспертно-аналитического центра РАНХиГС, Москва, 28 февраля 2017 года

Фото: Владимир Гердо / ТАСС




«Политконсалтинг — это когда приезжает к губернатору умный дядечка в хорошем пиджаке, как правило посещающий совещания у Суркова-Володина-Кириенко и входящий в топ политтехнологов России, — рассказывает Вячеслав Смирнов. — Пишет ему концепцию кампании — как надо побеждать, какая идеология. Точнее, пишут рабы в офисе, а он главный редактор и продавец этого дела. Цена прыгает от 50 до 150 тысяч долларов за концепцию». Директор консалтингового агентства NPR Group Дмитрий Фетисов добавляет, что, даже выступая в роли распределителей заказов, «мэтры» все равно помогают вести кампании — наблюдают дистанционно и периодически приезжают в регион, чтобы внести корректировки. «Я летаю, конечно, для порядка, но что я — там сидеть, что ли, буду?» — удивляется один из консультантов. В отличие от обычных технологов, консультант может вести несколько кампаний сразу.

Часто консультанты решают вопросы клиента в Москве — например, общаются вместо него с администрацией президента. «У нас некоторые замы губернаторов в течение кампании руководству администрации дозвониться не могут — они трубку просто не возьмут, потому что иди общайся с куратором. Мы туда заходим, решаем какие-то вопросы. Поэтому у нас и стоимость не 300 тысяч в месяц, а отдельный гонорар», — рассказывает один из консультантов. Заказчики, как правило, отдельно оплачивают технологический штаб и услуги консультанта.

Чаще всего политконсультанты берут процент с тех, кому отдают заказ, — от 5 до 30% общей суммы. «В заслуженные конторы часто приходят и говорят — у нас есть заказ, условно, на 100 миллионов. Хорошо, говорит представитель конторы. После этого он идет к технологам и говорит — есть заказ, возьмешься? — Сколько? — 80 миллионов, — объясняет Колядин. — Он передает заказ, 20 миллионов оставляет себе, трижды приезжает за время кампании и едет дальше. И вроде как он провел кампанию, хотя на самом деле ее провели на аутсорсинге другие люди». По словам Колядина, многие «люди вынуждены идти к таким компаниям, потому что там есть гарантированный заказ, а возможности общаться с клиентами напрямую у них нет: или к губернатору хрен попадешь, или они не вписались к Володину или Кириенко, или они непубличные». Впрочем, как говорит Перевозчиков, «если поставить этих „великих людей“ против реального технолога, который работает на территории, они все проиграют — хватка уже не та». «Они хороши в другом», — добавляет технолог.

Система распределения заказов через узкий круг политконсультантов в условиях, когда избирательный рынок сжимается, вызывает недовольство у их коллег, которые непосредственно ведут выборы. «Рынок неконкурентный, непрозрачный и коррумпированный, — жалуется один из собеседников „Медузы“. — Контракты отдаются своим. Иногда кто-то обидится и начинает мочить другого. Но в целом выстроена модель взаимовыгодности, все довольны, все закрывают вопросик. Поэтому я тоже не ворчу». Другой технолог, работающий с «Единой Россией», тоже критикует коллег: «Как только доходит до денег, до проектов, разваливается абсолютно все. Люди подставляют, кидают, полный треш».

Впрочем, многие не видят в сложившейся системе ничего несправедливого. «Если человек-полевик не может найти работу — то это не профессия деградирует, это ты деградируешь, не можешь прыгнуть выше своего потолка», — говорит собеседник в «Единой России». «Плачутся те, кто не востребован, — технологи уровня заксобраний, провели депутата и сидят», — отмечает Богданов, добавляя, что «проще всего получить заказ, когда с заказчиком встретился и выпил рюмку чая».

У Богданова со Смирновым своя ниша — они «держатели партий», которые желающие могут за определенную сумму арендовать для своих целей (в результате «либерализации» партийного законодательства после митингов 2011–2012 годов Богданов смог зарегистрировать в Минюсте несколько партий с разными названиями). «Если вы стали председателем партии, пусть и только на три месяца на период выборов, вы у себя в городе уже сильно вырываетесь вперед», — объясняет Смирнов. Богданов добавляет, что заработать можно не только на партиях, но и на общественных организациях (которые у него тоже есть) — например, в предвыборный период хорошо продаются записи в трудовой книжке с красивой должностью в НКО, которую можно указать в предвыборных материалах. «На рынке выживает тот, у кого есть инструменты», — резюмирует Богданов.





Губернатор Владимирской области Светлана Орлова на церемонии инаугурации в областном академическом театре драмы. Владимир, 23 сентября 2013 года

Фото: Владимир Смирнов / ТАСС




Кроме того, консультанты заключают постоянные контракты с чиновниками разных уровней. «У них бывает по одному-два губернатора, одному-два мэра, спикеры заксобрания и так далее», — рассказывает технолог, работавший в «Единой России». Консультанты ведут для клиентов аналитику, занимаются прогнозированием и рекомендуют, как вести себя, куда встраивать своих людей, как развивать карьеру. Правда, российские политические реалии вносят коррективы в такие планы — бывают случаи, когда кандидат стремится стать губернатором в одном регионе, а президент посылает его в другой, причем узнает человек об этом уже после подписания указа. Нередки случаи, когда губернаторы с помощью технологов готовятся к новому сроку, но в итоге не получают ничего — так случилось с Владимиром Груздевым (Тульская область) и Вячеславом Наговицыным (Бурятия), которые были вынуждены уйти в отставку. «На Владимирскую область, например, в 2013 году планировался помощник [главы АП Сергея] Иванова Сергей Рыбаков. Мы уже планировали кампанию, выстраивали схемы. А зашла Валентина Ивановна [Матвиенко] и все сделала по-своему. Назначили Светлану Орлову, и все эти построения пошли в никуда», — рассказывает один из технологов.

На падающем избирательном рынке в России его участники стараются использовать другие способы заработка. Российские политтехнологи часто используют свои навыки в странах СНГ, где до сих пор бывают огромные бюджеты (особенно хорошие гонорары, по словам собеседников «Медузы», в непризнанных республиках — например, в Южной Осетии). Некоторые капитализируют свой опыт, проводя тренинги и читая лекции, — например, Евгений Минченко или Алексей Ситников. «У меня ощущение, что рынок не уменьшается, он видоизменяется, — считает основатель агентства „ИнтерМедиаКом“ Алексей Куртов. — Политконсультирование — это не только выборы, это процесс, который идет все время». По словам одного из его коллег, «когда ты утром после выборов сидишь в самолете и ломаешь пополам местную сим-карту — это классно», но сейчас требуется более долгосрочное планирование.

От Суркова до Кириенко

Однажды, когда политтехнолог Андрей Колядин работал в администрации президента, в 2:45 ночи ему позвонили на мобильный телефон. Звонил Владислав Сурков, в тот момент курировавший в АП внутреннюю политику.

— Ты где? — спросил Колядина начальник.

— Я дома, — ответил тот.

— А почему ты дома, когда у тебя в Амурской области происходит такое?!

Сурков бросил трубку. За следующие 15 минут Колядин успел выяснить у куратора региона в АП, в чем дело, — и когда следующим звонком Сурков вызвал его к себе, поехал на встречу подготовленным. «Он сменил гнев на милость, но вот если бы я не ответил — как минимум бы снесли куратора, и такие случаи были», — рассказывает Колядин.





Владислав Сурков (в тот момент — первый заместитель руководителя администрации президента) на заседании координационного совета Общероссийского народного фронта (ОНФ) в Москве, 26 октября 2011 года

Фото: Яна Лапикова / Sputnik / Scanpix / LETA




Именно администрация президента в эпоху Владимира Путина является основным центром принятия политических решений в стране — а значит, и местом притяжения политтехнологов. Каждый глава внутриполитического блока Кремля первые полгода-год после назначения заново выстраивает систему работы. Одна из главных задач — успешно для власти проводить выборы: именно администрация президента и центральный исполком «Единой России», по словам источника в партии, занимаются федеральными кампаниями. Региональные технологи также должны защищать стратегии и программы перед выборами в Москве — причем в проблемных регионах АП может вмешаться в ситуацию. По словам Колядина, при Суркове ему приходилось разбираться и с ФСБ, решившей за полтора месяца до выборов арестовать главу региона («Я ругался вдрызг с эфэсбэшниками, потому что посадка губернатора перед выборами однозначно обрушит результаты голосования за партию. Его посадили, но уже потом»).

«Однажды по поручению руководства мне пришлось встречаться с вором в законе, — рассказывает политтехнолог. — На территории были очень сильны позиции криминала. Мы решили поставить их перед фактом, что создадим проблемы, если они будут вмешиваться в выборы. Он пришел в администрацию президента, ко мне в кабинет — в наколках весь, в часах Breguet с турбийоном, бриллиантами усыпанных. Чувак был просто конкретный. Я с ним очень вежливо поговорил, товарищ проникся, что это не бла-бла-бла губернаторское, отошел от всех дел, и мы спокойно провели выборы на территории».

При Вячеславе Володине, который сменил Суркова в декабре 2011-го, система несколько изменилась. «Стало меньше вмешательства в региональные кампании — мол, пусть у вас будет локальная повестка», — рассказывает собеседник «Медузы», близкий к «Единой России». По его словам, после того, как протесты 2011–2012 годов утихли, новая команда перестала считать региональные выборы угрозой — а после присоединения Крыма успокоилась и по поводу федеральных кампаний. «Единственная их крупная ошибка, — выборы мэра Москвы, — говорит собеседник „Медузы“. — Почему Навального пустили? Его хотели очень красиво обыграть. Они действительно верили, что у Навального 3–5% рейтинга, но они глубоко ошиблись». (Навальный занял второе место, получив более 27% голосов — прим. «Медузы».) По его словам, «после этого они таких историй не повторяли, если не считать иркутской, которая тоже была очень болезненна для них, — Володину сильно попало за то, что он проиграл эти выборы, от [главы АП в Сергея] Иванова прежде всего».





Кандидат в мэры Москвы Алексей Навальный встречается с избирателями. Зеленоград, 23 августа 2013 года

Фото: Павел Смертин / ТАСС

Продолжение в первоисточнике по ссылке:


meduza.io

Tags: пропагандосы
Subscribe

Posts from This Journal “пропагандосы” Tag

promo solvaigsamara october 20, 2016 05:00 2
Buy for 20 tokens
" Любая война начинается с желания войны. Когда войны никто не хочет, ее и нет. Сегодня же русские войны захотели. И непростой войны — ядерной. А раз мой народ хочет войны, он будет ее иметь. И именно такую, какую хочет. Конечно — преступление. Но не это важно. А — то,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments