August 13th, 2015

promo solvaigsamara october 20, 2016 05:00 2
Buy for 20 tokens
" Любая война начинается с желания войны. Когда войны никто не хочет, ее и нет. Сегодня же русские войны захотели. И непростой войны — ядерной. А раз мой народ хочет войны, он будет ее иметь. И именно такую, какую хочет. Конечно — преступление. Но не это важно. А — то,…
1. я

Отгадайте, сколько стоят украшения российских чиновников

A1gyq68k3hFhF2yN3g6VDA

Одной из самых обсуждаемых новостей этого лета стали часы пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова. «Медуза» совместно с «Фондом борьбы с коррупцией» Алексея Навального, отслеживающего несоразмерные траты чиновников в рамках кампании #20 по борьбе с незаконным обогащением, изучила украшения других российских чиновников. Бусы, серьги и часы за миллионы рублей — попробуйте отгадать, сколько стоят драгоценности тех, кто, по идее, должен вести скромный образ жизни.

Внимание: в некоторых случаях представлены приблизительные цены, а не точные — это единичные товары, они изготавливаются ограниченным тиражом под нескольких заказчиков. В некоторых случаях цены известны только в валюте (долларах или фунтах стерлингов), они переведены в рубли по официальному курсу ЦБ на 6 августа 2015 года.

iw_qcMlYcscpWS6IuVhsIw

Совместная игра «Медузы» и «Фонда борьбы с коррупцией». Попробуйте угадать, сколько стоят украшения тех, кому по должности положено вести скромный образ жизни
Начать игру

1. я

"Омерзительная восьмерка" Тарантино

Наконец вышел трейлер-тизер вестерна «Омерзительная восьмерка» режиссера Квентина Тарантино. В фильме снялись Тим Рот, Сэмюэл Л. Джексон, Курт Рассел и другие известные актеры.

«Омерзительная восьмерка» выйдет в конце 2015 — начале 2016 года.



https://www.youtube.com/watch?v=gnRbXn4-Yis
1. я

Дмитрий Быков: большинство россиян относятся к войне с Украиной как в анекдоте

Оригинал взят у jewsejka в Дмитрий Быков (интервью) // "Апостроф", 13 августа 2015 года
.


Дмитрий Быков: большинство россиян относятся к войне с Украиной как в анекдоте

Писатель о войне, Украине и том, куда идет Россия.

О российской пропаганде, отношениях между Украиной и РФ, войне, литературе и том, почему в Москве невозможен Майдан, в интервью "Апострофу" рассказал российский писатель, поэт и журналист Дмитрий Быков.


— Помимо того, что вы поэт, писатель и журналист, вы известны еще и как биограф Пастернака, Окуджавы и других писателей и поэтов прошлого века. Если бы вам довелось выбирать из современных россиян, чью еще биографию бы вы хотели написать?

— Честно говоря, я бы не хотел больше писать биографий. Это утомительно, требует большой работы по собиранию и сверке разноречивых источников, и вообще, мне кажется, продуктивнее сейчас заниматься собственной жизнью и работой. Пастернак и Окуджава помогли мне разобраться в себе, а Горький и Маяковский — заказные работы, которые я старался сделать честно, но без особенной радости. Мне сейчас интереснее поработать в других жанрах — стихи, например, или роман о сороковом годе.
[Spoiler (click to open)]Collapse )
1. я

«ПУТИН-НАШ», «ПУТИН-СЛИЛ» И АВГУСТОВСКОЕ ОБОСТРЕНИЕ

Оригинал взят у jewsejka в Дмитрий Быков // "Собеседник", №30, 12-18 августа 2015 года
.
dsc_8959.jpg

«ПУТИН-НАШ», «ПУТИН-СЛИЛ» И АВГУСТОВСКОЕ ОБОСТРЕНИЕ

Потрясенный мир замер: Сергей Нарышкин, спикер российской Думы, предрек августовское обострение всего. Раньше считалось хорошим тоном смеяться над бабьими сплетнями насчет августа – в самом деле, суеверия не к лицу серьезному политику. Считалось, что август – нечто вроде Бермудского треугольника: в нем, конечно, много всего случается, но это просто смотрим мы на него с особой пристальностью, а так-то у нас и октябрь, и апрель, и всякий иной месяц не отстают.

Но если четвертое лицо в государстве ударилось в прогнозы такого уровня – не иначе это предупреждение. Больше всех напрягалась, понятно, Украина – в сочетании с воскресным обострением в Мариуполе все выглядит очень серьезно. Трудно сегодня представить более универсальный способ сплочения населения, нежели война.

Правда, в последнее время и она уже не сплачивает – достаточно посмотреть, как махаются патриоты-лоялисты с патриотами-радикалами, «Путин-наш» против «Путин-слил». И вряд ли атака на Мариуполь поможет спастись от экономических проблем: война, как известно, проблем не решает, она лишь загоняет их вглубь и ускоряет катастрофу, хотя и вызывает поначалу взрыв шовинистического восторга. Но это же как с выпивкой – за кратковременной вспышкой эйфории следует депрессия.

Что до национальных особенностей августовской политики, то позволим себе напомнить одну закономерность. Нам-то, журналистам, привычней заниматься политическими прогнозами, политики-прагматики хуже с этим справляются. Так вот, российский август по разным причинам, о которых можно поговорить отдельно, – это как раз время совсем иных обострений, в которых американцы ни при чем. Это обычно время попыток радикальной части элиты перехватить власть с целью отстранения якобы недостаточно решительного лидера, последняя попытка силовиков встать на пути у истории.

Так было в августе четырнадцатого, когда Россия вступила в самоубийственную войну, особо желательную именно для радикал-консерваторов; и в августе семнадцатого, когда Корнилов решился на мятеж, а Керенский испугался и Корнилова сдал; и в августе 1968 года, когда силовая часть политбюро настояла на вводе танков в Прагу; и в августе-91, который все хорошо помнят. Это в некотором смысле преждевременные роды, ускорение неизбежного, которое может, как в застое, отсрочить на 15 лет, а может, как в девяносто первом, наступить немедленно. Но удачным этот путч силовиков не бывает никогда. Правда, для такого развития событий нужны, как говорится, три источника: кризис, вождь и элита. А у нас, судя по всему, с третьим источником напряги, да и вряд ли силовики бы выбрали своим спикером именно Нарышкина.

Если же эта версия справедлива и нас ожидает радикализация по этому сценарию, хочется напомнить новым спасителям Отечества, чем обычно кончаются их августовские инициативы. Их-то не очень жалко, а вот Родина, которую таким способом обычно толкают в бездну, нам отнюдь не безразлична.
.