May 17th, 2015

1. я

Хоть бы малышей оставили в покое!

1804356_original

Пропагандонская машина приватизировала не только самый великий праздник моей страны, но и деток. Чтобы им, так называемой власти, по-прежнему сладко жралось и жилось, они не щадят даже детей, вовлекая их в свои политические игрища. Конечно, строить детские сады и школы, медицинские и оздоровительные центры куда хлопотнее и затратнее. Если бы власть вернула в казну государства те средства, на которые понастроила себе виллы и дворцы по всему миру, отказалась бы от баснословных (незаслуженных!) окладов, не вбабахивала бы миллиарды в невозвратные кредиты (читай плата за лояльность) зарубежным государствам, только от этого деткам в нашей стране стало бы комфортнее и радостнее жить.

Не снимаю ответственность и с родителей этого малыша...

(Моё оценочное суждение).
*
Фото увидела в журнале А.В.Мальгина: http://avmalgin.livejournal.com/5455634.html?view=354886162#t354886162
promo solvaigsamara october 20, 2016 05:00 2
Buy for 20 tokens
" Любая война начинается с желания войны. Когда войны никто не хочет, ее и нет. Сегодня же русские войны захотели. И непростой войны — ядерной. А раз мой народ хочет войны, он будет ее иметь. И именно такую, какую хочет. Конечно — преступление. Но не это важно. А — то,…
1. я

Евро или драхма?

detail_64d4baad52c83b93398a8ac4df0fa182

Метания Греции и ее партнеров по вопросу выхода из долгового кризиса перешли в хроническую стадию. Надежда сменяется отчаянием и стремлением разрубить гордиев узел, исключив, наконец, «больного человека Европы» из еврозоны. Бунтарское правительство в Афинах за последний месяц, однако, показало, что готово на очень серьезные уступки. А для того чтобы не нарушить обещания, данные избирателям, оно может переложить ответственность за решение на этих самых избирателей, то есть устроить референдум.

Еще три недели назад рижский раунд переговоров между представителями Евросоюза и Греции завершился провалом, и наблюдатели начали считать дни до дефолта. «Героем» в очередной раз стал бывший гейм-девелопер, а ныне министр финансов Греции Яннис Варуфакис, который давно уже вызывает недовольство всех своих европейских коллег, да и бюрократов из Брюсселя тоже. В частности, его заявление о том, что обязательства перед греческими гражданами выше обязательств перед кредиторами, попросту взбесило международных чиновников. Правительство Алексиса Ципраса тем не менее продолжает защищать его от нападок.

[Spoiler (click to open)]Collapse )

Еще одним звонком на тему вероятного выхода Греции из еврозоны стали известия из канадского Ванкувера, расположенного почти в 10 тысячах километров от Афин. Акции бумажной компании Fortress Paper подскочили в цене сразу на 67 процентов на фоне разговоров о заказе, который данная фирма получила из Европы. Заказ интересный: напечатать деньги. Очень много денег. Столько, чтобы хватило на денежной оборот не самой маленькой экономики. Речь, по слухам, шла именно о драхмах, которые должны вернуться в обращение в первый день жизни Греции после евро. Если такой запрос действительно существует, то Афины готовятся к выходу из еврозоны совершенно серьезно. И, учитывая нулевые результаты последних встреч с кредиторами и еврочиновниками, удивляться этому не стоит.

1. я

Интернетовские мемы

Одним из лидеров среди поисковых запросов в апреле текущего года стало слово «Ничоси!». Это, как нетрудно догадаться, восклицание-удивление, образованное от словосочетания «Ничего себе!». Активно искать «Ничоси!» в интернете стали потому, что это не просто слово, а еще и персонаж: существо с поднятыми вверх руками и удивленно открытым ртом.
blog_entry_787170

Интернет-мем «Ничоси!» раскрутила соцсеть «Вконтакте». Она добавила на страницу эту фигурку в виде стикера. Пользователи нажимали «Мне нравится» — и перед ними возникал удивленный персонаж. Слово стало распространяться так стремительно, что тут же появилось на страницах других соцсетей и в личной переписке.

Мем «Ничоси!» продолжает известную орфографическую игру со словами и словосочетаниями: кагбэ вместо как бы, негодуэ вместо негодует, патамушто вместо потому что и так далее.

У всех этих образований есть одна особенность. Это не просто игра в неграмотность — это изменение облика слова, которое меняет и отношение к нему. Иными словами, кагбэ не равно как бы, это не одно и то же. Как бы — нейтральное, кагбэ — слегка презрительное и высокомерное, дающее понять, что собеседник чего-то недопонимает, своеобразная попытка подкрепить аргумент.

Такая же метаморфоза происходит и с выражением «Ничего себе!». В устной беглой речи мы иногда так и произносим это сочетание приблизительно как «ничоси», но стоит только написать это на бумаге — и все меняется. Из нейтрального слово превращается в слегка мимишное, наивное, полудетское.

Впрочем, помимо вклада в стилистику, стоит отметить и вклад в орфографию. Персонаж Ничоси, сам того не ведая, помогает нам запомнить, как пишется местоимение «ничего» — через И, потому что позиция безударная.

В эпоху, когда за различение не и ни носителю языка впору ставить памятник, к таким полезным мемам я бы относилась с особым уважением.

А еще восклицание «Ничоси!» уж очень актуально. Достаточно включить телевизор, чтобы убедиться в том, что оно подходит практически к любой новости.

Бомбическая сила

[Spoiler (click to open)]Collapse )
1. я

"Духовность во времена Лихачева и духовность в эпоху "скреп" — это разные слова"

Фекла Толстая о словах-булыжниках и словах-броне

369356589

В нашей рубрике «Слово и антислово» в рамках проекта «Русский язык» мы расспрашиваем известных людей о том, какие слова им нравятся, а какие вызывают отвращение. Сегодня наша собеседница — журналист, заведующая отделом развития Государственного московского музея Толстого Фекла Толстая.

— Какие слова вы бы сейчас назвали ключевыми, особенно важными для общества или для вас лично?

Личность, сочувствие, согласие, понимание, доверие, сомнение, честность, справедливость, достоинство — все старые добрые слова. Мне кажутся важными слова, которые не выражают крайности и не подчеркивают разницу и непримиримость сторон, не клеймят врагов, но которые призывают подумать, выслушать, договориться. Меня пугают резкие заявления, с какой бы стороны политического поля они ни исходили. Хотя, наверное, это плохо для журналиста.

— А антислова?

Ужесточение, проплаченный, силовой, санкции, фигурант, коррупция, экстремизм, насилие, запрещается. Если говорить в меньшей степени о смыслах, а больше о стилистике, то по-любому, по ходу в значении «вероятно», продвинутый.

— Есть слова или выражения, которые вы ненавидите?

— Сами слова не всегда виноваты: ответственность может быть очень правильным и важным словом, а может быть совсем другим — ужесточить ответственность. Трудно ненавидеть слово само по себе, все ведь всегда зависит от контекста. Но тем не менее есть слова-маркеры, которые заставляют меня насторожиться: духовность, патриотизм, нравственные ценности — не потому что меня не волнуют эти понятия, очень волнуют, но слова эти наполнились пафосом, потеряли глубину и тонкость, и часто их просто хватают и швыряют в полемике, как булыжники на Майдане. И они становятся лживыми. Духовность во времена, когда это слово произносил Лихачев, и духовность в эпоху «скреп» — для меня это разные слова.

Это скорее мода у молодых людей: мне все неважно, и то, как я говорю, — тоже, хочешь понимать — это твои проблемы, я напрягаться не буду

— Вы обращаете внимание на ошибки в речи и на письме? Какие особенно раздражают?

— Речь — самая важная краска в портрете человека, для меня она важнее его одежды, например. Я обращаю внимание, но стараюсь не судить строго — я сама часто делаю ошибки, когда говорю быстро или в запале. Не люблю получать эсэмэски с орфографическими ошибками, а вот с запятыми сама могу напутать. Я выросла в филологической семье, и тот уровень грамотности, который есть у моей мамы и сестры, — он просто недостижим. Поэтому если текст очень важен, то отправляю его на корректуру Марфе. Да и мой папа, академик-филолог, тоже, признаюсь, так делал.

Что раздражает? Не люблю денежные средства вместо деньги, властные структуры и ночное время суток. Страшно много ошибок в склонении числительных: в двухтысяча четырнадцатом году, например. Но с этим уже ничего не попишешь, склонение сотен и десятков, вероятно, скоро исчезнет. В польском языке уже никто ничего не склоняет.
Иногда раздражает неряшливая артикуляция, проглатывание слов и окончаний, хотя это скорее просто мода у молодых людей: мне все неважно, и то, как я говорю, — тоже, хочешь понимать — это твои проблемы, я напрягаться не буду. Бывает, еще в управлении люди путаются: сказал то, что; обрадоваться чем; доволен этому и т.д.

Казенность значит еще и то, что речь становится менее честной, как бы не моей — я заменил простые слова официальными, выспренными и больше за них не отвечаю

А вот пара примеров из того, что у меня сейчас под рукой, из районной газеты «Якиманка» (№12, 2013 год) — кстати, газета пришла только 23 января с поздравлениями с Новым годом и Рождеством: «В рамках своего выступления перед школьниками Анатолий Сергеевич изложил основные положения принятого документа в свете дальнейшего сотрудничества Совета ветеранов района Якиманка и учебными заведениями района. Рассказал также и об индивидуальных планах работы по формированию школьных музеев, поисковых отрядов, почитания дней воинской славы и популяризации военной службы среди молодежи». Вот пример (причем в газете, т.е. уже прошедший через руки редактора!) бездумного и безграмотного языка, чего только стоит «по формированию... почитания дней воинской славы»!

Из квитанции МГТС, такие тексты каждый месяц получают все жители Москвы: «При поступлении оплаты в объеме, недостаточном для полного погашения начисленных сумм по оказанным услугам, списание денежных средств, поступивших на Ваш лицевой счет, будет производиться в порядке следования услуг в детализации начислений».

— Что вы считаете главной бедой современного русского языка? Или у него все хорошо и ни о чем беспокоиться не надо?

— Главная беда — бедность и казенность, косность языка, особенно бюрократического. А эта казенность значит еще и то, что речь становится менее честной, как бы не моей — я заменил простые слова официальными, выспренными и больше за них не отвечаю. Я говорю как надо, как принято, а не так, как я думаю. Я в этих словах, смысла которых давно не чувствую, как в броне. И это расхождение стилей — человеческого и казенного — становится все заметнее. В советское время было то же самое.

— Надо ли язык от чего-то защищать? Вот депутаты все время хотят его защитить — то от иностранных слов, то от мата.

— Язык сильнее нас (особенно депутатов), он сам очистится. Но надо понимать, что в языке много слоев, стилей, разнообразных способов выразить одно и то же содержание, что язык постоянно развивается и пробует разные возможности — что-то принимает, а что-то отбрасывает. Важно понимать, когда что уместно употреблять. А стремление депутатов — не защитить, это скорее стремление контролировать. Я завидую их уверенности, что от бумаги, за которую они проголосовали, все сразу в жизни изменится, изменится по их велению. С языком так не получится.

У нас ничего нет сильнее и эмоциональнее мата — надо беречь его для особых случаев, не использовать всуе

Что касается мата, то я консерватор, я за ограничение подобной лексики в прессе. Вернее, я бы с удовольствием выступила с инициативой защиты мата — самих матерных слов и выражений. Мне жаль, что он стирается, девальвируется, теряет свою силу от столь частого и порой бессмысленного употребления. У нас ничего нет сильнее и эмоциональнее мата — надо беречь его для особых случаев, не использовать всуе, не растрачивать его энергию. Мне папа рассказывал, как мой дед, который был морским офицером еще до революции и, конечно, был прекрасным матерщинником, так вот он в 60-е уже годы, бывало, стоял в очередях в винный магазин. Приходил расстроенный: как плохо ругаются, как бедно и плоско, без фантазии! Это был уже не трех- или пятиэтажный мат, как он слышал в своей молодости, уровень матерной культуры падал! Сейчас, наверное, еще хуже.

— Общение в соцсетях вредит грамотности? Многие говорят о том, что жуткие вещи из-за этого происходят с пунктуацией.

— Это особая сфера языка — новая, свободная, сознательно избавляющаяся от тесных рамок грамматики. Опасно ли это? Вероятно, не очень. Хуже, если неграмотно пишутся заявления, письма, курсовые работы, рефераты и т.п. В соцсетях и эсэмэсках своего рода игра с языком, иногда остроумная. В конце концов такие эксперименты даже развивают чувство языка — ведь для сознательного нарушения правил надо знать, что нарушать и в каком направлении.

— Есть ли у нас в медийном пространстве какой-то речевой образец, эталон? Среди политиков, артистов, журналистов.

— Многие говорят хорошо: Вениамин Смехов, Владимир Спиваков, Ирина Антонова, Ирина Петровская, Ирина Прохорова, ученые (и не только гуманитарии). Есть даже и политики.

— Какие слова вы бы изъяли из русского языка, если бы была такая возможность?

— Изымать не надо, лишние, пустые и нелепые слова надо просто не употреблять, и тогда они сами исчезнут.
Ксения Туркова, филолог
"Московские новости"
***
P.S. Убрала КАТ, потому что у некоторых пользователей не открывается текст.

1. я

Путешествия, страны и книги

Таиланд

Мишель Уэльбек. Платформа

Герой «Платформы» — 40-летний Мишель, ничем не примечательный служащий министерства культуры. Получив наследство от убитого арабом отца, он отправляется в турпоездку в Таиланд, где наслаждается удовольствиями массажных салонов и знакомится с 27-летней Валери. Они становятся счастливыми любовниками. Валери работает в гостиничном бизнесе. Герои романа строят наконец рай, каким они его себе представляют: сеть отелей, работающих по программе «галантного туризма», приносит сверхприбыль даже в межсезонье. «Платформа», несмотря на трагический финал, — сатирическая энциклопедия комплексов, фобий и подавленных желаний современного европейца.

Доминиканская Республика

[Spoiler (click to open)]Collapse )

1. я

Раскрыта загадка "денежной реки" в городе Трикала (Греция)

800068370c2f4688248391cc815ef0d3_L

Выяснилась тайна появления в реке городка Трикала банкнот достоинством 50, 100 и даже 500 евро, которые прямо в воде выловили горожане.

Подлинные банкноты, которые «плыли по реке», привели в неистовство горожан, которые либо наблюдали за этим всем, либо сами бросились вылавливать мокрые евро прямо из воды. Вот женщина, не растерявшись «выловила» 500 евро, а другие, менее удачливые, ограничились «уловом» банкнот достоинством в 50 и 100 евро, что тоже, впрочем, весьма неплохо!

Так откуда же взялись в реке купюры?

По последним сведениям, за событием скрывается некая «семейная тайна». Поговаривают, некий молодой житель Трикала (вероятно, в возрасте 23 лет), во время ожесточенного спора с отцом, схватил у того деньги и бросил их в реку, чуть не доведя старика до инфаркта.

Пока никто не знает точное количество купюр, которые оказались в реке, хотя  по  оценкам это сумма от 2.000 до 4.000 евро.

Выиграли во всей этой истории… муниципальные власти Трикала, так как им больше не придется беспокоиться об очистке русла реки. Горожане весьма тщательно «прошерстили» всю реку и близлежащую территорию.


https://www.youtube.com/watch?v=LDPrXUrZ6_0

***

Источник: http://rua.gr/index.php?option=com_k2&view=item&id=14324:raskryta-zagadka-denezhnoj-reki-v-trikala&Itemid=1064

1. я

Как зомбирует российское геббельс-ТВ. Научно-популярный фильм

Оригинал взят у a_nikonov в Как российское геббельс-ТВ зомбирует быдло. Научно-популярный фильм
Чертовски интересные психологические эксперименты с внушаемыми и невнушаемыми людьми. Те, кто читал мои книги, знают Виктора Кучеренко с его сенсомоторным психосинтезом, с помощью которого Кучеренко перепрограммирует невнушаемых людей. Нечто похожее есть и в этом фильме.
Для приятного субботнего просмотра вместо российского геббельс-ТВ:

https://www.youtube.com/watch?v=lLEiT9PeHSg

***

P.S. Посмотрела этот фильм на YouTube, кажется, в марте текущего года. Потом, почему-то, не могла отыскать его. Были только трейлеры. Подумала, что специально блокируют этот фильм.
И вот снова нашла. Очень рекомендую всем посмотреть.