June 8th, 2013

1. я

" Будь честен с женой. Скажи ей правду "

Развод под лупой

Правда не бывает запоздалой. Сколько лет подряд мы слышали разговоры, что пора бы уже Путину честно сказать, что происходит в его личной жизни: ненормально, когда Людмила Александровна появляется на публике раз в шесть лет — и то только на инаугурации. Теперь, конечно, можно обсуждать, почему не сделал раньше, почему сделал сейчас, — все это уже не важно. Поступок совершен. По-человечески правильный, несмотря на то что развод — событие грустное.

Я уверена, что он это сделал по настоянию Людмилы Александровны, которую многие ошибочно представляют безмолвной мягкотелой женой. Это не так. Она тот человек, который умеет сказать правду в лицо, без всякой оглядки. И я абсолютно уверена, что на разводе настояла именно она — не знаю, в какой форме: просила ли, требовала ли, — но, образно говоря, именно она сказала примерно следующее: «Вова, так нельзя. Я не могу так больше. Пойми меня, сколько можно жить в ситуации, когда все на тебя косо смотрят и все понимают, что происходит. У меня нет никакой жизни, и у тебя ее нет. Так неправильно». Это точно не его инициатива, он мог бы еще очень много лет жить, пряча свою личную жизнь.

[Далее]

Конечно, мне искренне жаль, что Людмила Александровна, получив развод, явно отдалится или, так скажем, будет отдалена от круга людей, которые так или иначе  общались с президентом и могли влиять на его решения. По разным свидетельствам, Людмила Александровна была одним из немногих людей, которые, несмотря на то что ее отношения с мужем уже давно едва ли имели семейный характер, тем не менее могла высказать ему свое мнение, могла дать оценку тем или иным действиям и его не боялась.

Именно поэтому этот развод в моем представлении выглядит как еще одно звено в цепочке расщепления связей того времени, когда он был просто Володей, когда вокруг него еще не была создана тесная сеть услужливых бояр, чекистов и бизнес-карманов. И Людмила Александровна, безусловно, была тем самым человеком из прошлого, из сентиментального прошлого, которое, я уверена, Владимир Владимирович любит и по которому скучает. Это прошлое символизирует все человечное в нем, все искренние эмоции, которые, безусловно, он испытывал. И это не вопрос отношений мужа и жены, эта история о том, что Людмила Александровна была тем редким человеком, который мог ему прямо сказать: «Владимир Владимирович, что ты делаешь? Так нельзя». А теперь неизвестно, остались ли вообще такие люди в президентском окружении. Так что развод для меня стал символом того, что таких людей вокруг Путина становится все меньше.

Многие в блогах провели параллель между женой Путина и Россией, написав буквально следующее: «Когда же он и с Россией разведется?» Я лично не могу утверждать, но мне кажется, что он относится к женщинам (это, кстати, касается как личной жизни, так и общественной) как альфа-самец, эдакий патриархальный лидер со снисходительной ноткой: «Женщины есть женщины». И Россия хоть является страной женского рода, но для Путина она олицетворяет какую-то темную силу, которой он управляет, но одновременно боится, понимая, что тут надо, скорее, стегать и бить кнутом. Так что сценарий «цивилизованного развода» со страной он не рассматривает.

Скорее, наоборот.

Россия, если уж говорить образами, — это женщина, на алтарь которой, как Владимиру Владимировичу кажется, он положил все, включая свою личную жизнь. Долгие годы он отказывал себе во многом, жертвуя какими-то вещами. Я уверена, что он смотрит на свои отношения со страной именно так. И в этом смысле эта любовь — заклятая, отпустить эту женщину он точно не может. Россия для Путина — это такая Настасья Филипповна для Рогожина: он ее скорее убьет, но не отпустит. И в отличие от его отношений с супругой, его отношения со страной — это страсть роковая, требующая от него все новых и новых жертв. Россия коварна. Она предательница. Он ее кормит, поит, а она недовольна и готова ему изменить с первым попавшимся высоким худым блондином с голубыми глазами. А ведь он, пусть уже не новый муж, пусть уже стареющий, но именно он ее кормит, обувает, ухаживает, как может. А ей все мало и мало. Я думаю, что если какой-то образ этой коварной женщины существует в голове Путина, то он, видимо, такой.

В этой теме есть еще одна важная вещь: как Владимир Владимирович построил абсолютно патриархальное общество. На днях я читала новый кодекс семейных отношений. Это сказка! Возвращение если не к средневековью, то уж точно к началу XIX века. В нем есть такие странные патриархальные положения, как запрет абортов, штраф за развод, предложенный, к слову, депутатом Мизулиной. Положение о семье выстроено в системе, основанной на православии и патриархальности. И если возвращаться к истории развода главы государства, то получается невероятная коллизия: как теперь в этой патриархальной системе, которую он сам же своими руками выстроил, на развод отреагирует патриарх, который в январе этого года утверждал, что развод для православного человека неприемлем? Осудит ли он этот развод? И можно ли будет задать ему такой вопрос? Или теперь вокруг него будет ходить стена из охранников, не допускающих подобные вопросы? Как поведут себя «защитники семейных ценностей» в Госдуме? Как отреагирует Мизулина, которая на каждом шагу кричит о важности семейных ценностей? Мне очень интересно, и я запасаюсь попкорном, чтобы посмотреть, как все эти люди, олицетворяющие в нашей стране семейные ценности и духовные скрепы, будут изворачиваться и увиливать. Интересно, хоть кто-то найдет в себе силу быть последовательным хотя бы в своем мракобесном запале?

Именно поэтому я предлагаю оставить в покое Путина и его личную жизнь. Громких свадеб, беременностей и каких-то новых неожиданных поворотов не будет, я уверена. Это был просто поступок, на который человек решился, и слава богу. Давайте обсуждать не его личную жизнь, тем более что обсуждать личную жизнь, мягко говоря, неприлично. Давайте лучше возьмем лупу и понаблюдаем за всеми этими «защитниками семейных ценностей»: смогут ли они ответить на вопросы о критике разводов, осудят ли президента или... как обычно?

Отсюда: http://www.snob.ru/profile/24691/blog/61395

promo solvaigsamara october 20, 2016 05:00 2
Buy for 20 tokens
" Любая война начинается с желания войны. Когда войны никто не хочет, ее и нет. Сегодня же русские войны захотели. И непростой войны — ядерной. А раз мой народ хочет войны, он будет ее иметь. И именно такую, какую хочет. Конечно — преступление. Но не это важно. А — то,…